Решение Европейского Суда по делу «Терхеш против Румынии» от 13 апреля 2021 г., жалоба № 49933/20

О. Боднарчук,

докторант в Университете Экс-Марсель, Франция

Настоящее дело Европейского Суда по правам человека (далее – Европейский Суд) касается одного из наиболее актуальных вопросов для представителя любого государства – участника Европейской Конвенции по правам человека (далее – Европейская Конвенция). Вопрос этот – коронавирусная инфекция COVID-19. Так, в последнее время Европейский Суд рассмотрел несколько дел, тем или иным образом связанных с настоящими эпидемиологическими реалиями, например, дело  о вопросах обязательной вакцинации[i] или же дело, затрагивающее среди прочего содержание заявителя с вновь прибывшими просителями убежища,  которые проходили карантин в связи с коронавирусной инфекцией COVID-19[ii]. Однако Решение «Терхеш против Румынии» касается другого вопроса, связанного с пандемией COVID-19, а именно соответствия мер самоизоляции пункту 1 статьи 5 Европейской Конвенции и обоснованности отступления от соблюдения обязательств по смыслу ее статьи 15. Итак, к каким же выводам пришел Европейский Суд?

Прежде всего, Европейский Суд пришел к заключению, что пункт 1 статьи 5 Европейской Конвенции не применяется к мерам самоизоляции, которые были приняты Правительством Румынии[iii]. Чтобы прийти к данному выводу, Европейский Суд проанализировал ситуацию заявителя, румынского политика, в свете своей правоприменительной практики[iv]. Европейский Суд подчеркнул, что меры самоизоляции были определены национальным законодательством и являлись обязательными для всех членов общества. Таким образом, нельзя рассматривать меры самоизоляции как индивидуальную ограничительную меру в отношении заявителя[v]. Что же касается непосредственно анализа ситуации заявителя, Европейский Суд отметил, что он мог покинуть свое место жительства по различным причинам, мог по необходимости посещать различные места, не подвергался индивидуальному наблюдению со стороны властей и мог поддерживать социальные связи[vi]. Таким образом, степень ограничений, предусмотренных мерами самоизоляции, не позволяет приравнять их к домашнему аресту[vii]. Кроме того, заявитель не пояснил Европейскому Суду, как меры самоизоляции повлияли на его состояние, и не представил никаких конкретных элементов, чтобы описать, как он пережил период самоизоляции[viii]. Как следствие, Европейский Суд пришел к выводу, что меры самоизоляции не являются лишением свободы по смыслу пункта 1 статьи 5 Европейской Конвенции[ix]. Данный вывод Европейского Суда был вполне ожидаем ввиду его предыдущей правоприменительной практики, чрезвычайных обстоятельств, вызванных пандемией COVID-19, и общего характера жалобы.

Однако данный вывод Европейского Суда не позволил ему высказаться об отступлении государствами-участниками от соблюдения обязательств в связи с пандемией COVID-19. Тому есть две причины. Во-первых, чтобы проверить обоснованность отступления от соблюдения обязательств, нужно не только, чтобы статья 5 применялась, но и чтобы принятые меры не соответствовали положениям Конвенции, например ее статье 5[x]. Данный критерий явно не выполнен в настоящем деле. Во-вторых, заявитель в своей жалобе, к сожалению, не ссылался на статью 2 Протокола № 4 к Европейской Конвенции, которая гарантирует свободу передвижения, и применение которой, как видится, было бы более вероятным в настоящем деле[xi]. Таким образом, Европейский Суд не смог проанализировать обоснованность отступления от соблюдения обязательств Румынией.

Хотелось бы отметить, что данное обстоятельство вызывает сожаление для всего правового сообщества, так как вопрос необходимости отступлений в свете пандемии COVID-19 очень серьезно обсуждался международной правовой доктриной[xii]. С одной стороны потому, что множество государств-участников проинформировало Генерального секретаря Совета Европы об отступлении от соблюдения обязательств в соответствии со статьей 15 Европейской Конвенции[xiii], что вызвало массу различных мнений по данному вопросу. С другой стороны потому, что имело место опасение как чрезмерного ограничения государствами прав и свобод человека в рамках таких отступлений[xiv], так и слишком сдержанного контроля Европейского Суда в подобных случаях[xv]. Однако Европейский Суд не смог высказаться по данному вопросу в настоящем деле, и, по всей видимости, доктринальный спор пока остается открытым.

Cтатья О. Боднарчук опубликована в восьмом выпуске журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека».

Приобрести августовский номер журнала можно на нашем сайте https://clck.ru/WxAyb



[i] См.: Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Вавржичка и другие против Чешской Республики» (Vavřička and Others v. Czech Republic) от 8 апреля 2021 г., жалобы №№ 47621/13, 3867/14, 73094/14, 19298/15, 19306/15 и 43883/15.

[ii] См.: Постановление Европейского Суда по делу «Феилазо против Мальты» (Feilazoo v. Malta) от 11 марта 2021 г., жалоба № 6865/19.

[iii] См.: Решение Европейского Суда по делу «Терхеш против Румынии» (Terheş v. Romania) от 13 апреля 2021 г., жалоба № 49933/20, § 46.

[iv] См. там же, § 41.

[v] См. там же, § 42.

[vi] См. там же, § 43.

[vii] См. там же.

[viii] См. там же, § 44.

[ix] См. там же, § 45.

[x] См.: Постановление Европейского Суда по делу «Ирландия против Соединенного Королевства» (Ireland v. United  Kingdom) от 18 января 1978 г., жалоба № 5310/71, § 191.  См. также: Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «А. и другие против Соединенного Королевства» (A. and Others v. United Kingdom) от 19 февраля 2009 г., жалоба № 3455/05, § 161.

[xi] См. упомянутое выше Решение Европейского Суда по делу  «Терхеш против Румынии», §§ 38 и 46.

[xii] См.: Alan Greene, States should declare a State of Emergency using Article 15 ECHR to confront the Coronavirus Pandemic // Strasbourg Observers, April 2, 2020. См. также: Jean-Paul Costa, Le recours à l’article 15 de la Convention européenne des droits  de l’homme // Le club des juristes, April 27, 2020. См. также: Frédéric Sudre, La Convention EDH face au Covid-19 : dépasser  les apparences // Le club des juristes, April 27, 2020. См. также: Sébastien Touzé, La restriction vaudra toujours mieux que la dérogation... // Le club des juristes, April 22, 2020. См. также: Thierry Renoux and Maria Gudzenko, Pas de mise en quarantaine de la Convention européenne des droits de l’homme // Le club  des juristes, April 24, 2020.

[xiii] Такие отступления были сделаны в разные периоды времени Сербией, Сан-Марино, Румынией, Республикой Молдова, Северной Македонией, Латвией, Грузией, Эстонией, Арменией и Албанией. Для более подробной информации см. официальный сайт Совета Европы, Бюро договоров, Уведомления в соответствии со статьей 15 Конвенции в рамках пандемии COVID-19 [https://www.coe.int/en/web/conventions/full-list/-/conventions/webContent/99943603].

[xiv] См.: Alan Greene, States should declare a State of Emergency  using Article 15 ECHR to confront the Coronavirus Pandemic //  Strasbourg Observers, April 2, 2020.

[xv] См. также: Sébastien Touzé, La restriction vaudra toujours mieux  que la dérogation... // Le club des juristes, April 22, 2020.



Возврат к списку