Дмитрий Гурин о Постановлении ЕСПЧ по делу «Д.А. и другие против Польши»

Д. Гурин,
эксперт Совета Европы

1 июля 2021 года Европейский Суд вынес Постановление по делу «Д.А. и другие против Польши» (D.A. and Оthers v. Poland), жалоба № 51246/17.

Заявителями выступили трое беженцев из Сирии, проживающих в Республике Беларусь. Неоднократно они приезжали на польско-белорусскую границу (пограничный пункт Тересполь) для подачи ходатайства польским властям о международной защите, но каждый раз безрезультатно. Заявители прибыли в Беларусь в 2013–2015 годах, получили там образование и в своих ходатайствах указывали, что после окончания учебных заведений они более не могли оставаться в стране на основании студенческих виз и что власти Беларуси намеревались вернуть их в Сирию. В свою очередь, возвращение в Сирию было сопряжено для них с риском уголовного преследования за уклонение от прохождения военной службы и иными неблагоприятными последствиями по причине их принадлежности к этноконфессиональной группе друзов, одинаково преследуемой как правительственными силами, так и суннитскими экстремистами.

По версии властей Польши, заявители не просили о защите, но объясняли, что хотели въехать на территорию Европы в целях трудоустройства (двое из них получили образование кинематографистов) и для встречи с родственниками, проживающими в Великобритании. В июле 2017 года Европейский Суд принял решение о применении в соответствии с правилом 39 Регламента Суда обеспечительных мер, предписав властям Польши принять ходатайства заявителей о защите. Требование Суда, однако, осталось неисполненным. Польские суды формально также встали на сторону заявителей, признав, что пограничная служба и миграционные власти должны были провести с ними детальное интервью и оценить их ситуацию. Однако, в связи с тем, что решение, запрещающее заявителям пересечь границу, уже было исполнено, суды прекратили соответствующий административный процесс и указали, что в случае новой попытки заявителей пересечь границу потребуется проведение нового производства.

Сославшись на ранее рассмотренные дела по схожим вопросам (см. Постановление «М.А. и другие против Литвы» (M.A. and Others v. Lithuania) от 11 декабря 2018 г., жалоба № 59793/17), в том числе касавшиеся того же пункта пропуска в Тересполе (Постановление по делу «М.К. и другие против Польши» (M.K. and Others v. Poland) от 23 июля 2020 г., жалоба № 40503/17 и две другие жалобы), Суд отметил, что рассматриваемые события полностью относились к юрисдикции Польши. Относительно вопроса об исчерпании средств правовой защиты Суд напомнил, что производство, в рамках которого не предусмотрено приостановление исполнения решения о перемещении лица на время рассмотрения его жалобы, не является эффективным средством правовой защиты в делах о риске нарушения статьи 3 (запрет пыток и жестокого обращения) Конвенции.

Суд также напомнил, что, перемещая лицо, просящее об убежище, в третью страну без рассмотрения его прошения, государство в силу статьи 3 Конвенции обязано убедиться, что в третьей стране ему будет доступна адекватная процедура, в рамках которой его прошение об убежище будет рассмотрено надлежащим образом. Если такая процедура в третьей стране отсутствует, статья 3 Конвенции предполагает, что лицо не должно быть перемещено. Безусловно, «адекватность» соответствующей процедуры напрямую будет зависеть от ее соответствия конвенционным стандартам (как в формальном плане, так и в содержательном). Поэтому рассмотренное Судом дело являет собой очередной пример того, как косвенным образом положения Конвенции могут находить свое применение и реализацию за пределами Совета Европы.

Суд отклонил версию о том, что заявители в принципе не подавали прошения о защите, сославшись на свои более ранние выводы о наличии системной практики искажения миграционными властями Польши заявлений лиц, пересекающих границу. В связи с отказом польских властей рассмотреть надлежащим образом их прошения о защите, несмотря на обоснованные заявления заявителей о риске нарушения принципа невыдачи, в деле имело место нарушение статьи 3 Конвенции. Более того, в связи с наличием практики польских властей по отказу в приеме заявлений о международной защите от лиц, прибывающих к польско-белорусской границе, Суд констатировал нарушение статьи 4 Протокола № 4 к Конвенции (коллективное выдворение иностранных граждан), а также нарушение статьи 13 Конвенции в связи с отсутствием эффективных средств правовой защиты по их жалобам. Отдельный вывод Суда касался невыполнения властями Польши обязательств по статье 34 Конвенции в связи с нереализацией ими срочных обеспечительных мер, предписанных Судом.

 

Приобрести октябрьский выпуск журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» можно на нашем сайте https://clck.ru/YdFzY

Оформить подписку на 2022 год можно на сайте наших партнеров https://clck.ru/YdFyK



Возврат к списку