Постановление по делу «М.Л. и другие против Российской Федерации»

6 апреля 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «М.Л. и другие против Российской Федерации» (M.L. and Others v. Russia), жалобы №№ 25079/19 и 18570/19.

Заявители, по их утверждениям много лет назад приехавшие из КНДР в Российскую Федерацию и просрочившие свои рабочие визы, жаловались на то, что в случае их депортации на родину они будут убиты или подвергнуты жестокому обращению. Они также жаловались на отсутствие эффективных средств правовой защиты в отношении данных жалоб и незаконное содержание под стражей.

Европейский Суд отметил, что заявители в принципе были обязаны покинуть Россию добровольно, поскольку их миграционный статус не был урегулирован (личности заявителей не были установлены). В противном случае им грозила бы депортация, но Суд уже учел в отношении аналогичных обстоятельств, что вышеизложенное не обязательно означает, что высылка заявителя, о которой идет речь, неизбежна и неминуема. В соответствии с законодательством Российской Федерации перед высылкой иностранца должно быть вынесено конкретное решение, требующее выдворения, например, постановление о выдаче, решение о наложении штрафа в виде административного выдворения за административное правонарушение или решение об признании присутствия данного лица в стране нежелательным, в связи с чем оно подлежит депортации. Однако на момент рассмотрения дела Судом такого решения в отношении заявителей принято не было; фактически, они даже не были идентифицированы как граждане Северной Кореи. Европейский Суд констатировал, что, несмотря на наличие «Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Корейской Народно-Демократической Республики о передаче и приеме лиц, незаконно въехавших и незаконно пребывающих на территории Российской Федерации и Корейской Народно-Демократической Республики», облегчающего исполнение решений о выдворении, отсутствие конкретных процессуальных гарантий в положениях Соглашения не обязательно означает, что такие соглашения существуют независимо от обычных процедур принятия решений в отношении высылки или депортации. Более того, Суд обратил внимание на тот факт, что в отношении первого и второго заявителей власти Российской Федерации в течение нескольких месяцев между отменой решений о предоставлении им временного убежища и датой, когда Судом были предписаны обеспечительные меры, не предприняли каких-либо конкретных действий по их высылке, и не передавали заявителей консульским властям КНДР с целью их идентификации и депортации.

Суд также учел замечание, сделанное Новосибирским областным судом в своем решении от 7 июля 2020 года в отношении еще одного заявителя касательно отсутствия информации о том, готово ли какое-либо государство принять его.

Европейский Суд пришел к выводу, что из действий, предпринятых властями Российской Федерации, не следует, что заявители рисковали быть высланными без прохождения стандартной процедуры. Более того, у заявителей был в распоряжении доступные средства правовой защиты для обжалования любого распоряжения о высылке, которое могло бы быть издано в дальнейшем. А невозможность по разным причинам установить личности заявителей в настоящее время представляло собой дополнительное препятствие для исполнения такого приказа.

Исходя из вышесказанного, Суд исключил жалобы заявителей в части наличия риска жестокого обращения в случае возвращения на родину и отсутствия эффективных средств правовой защиты в этой связи. В отношении жалобы третьего заявителя на чрезмерную длительность и произвольность его содержания под стражей до принятия решения, касавшегося высылки, и отсутствия в законодательстве государства-ответчика положений о периодичности и незамедлительности судебного пересмотра законности такого задержания, Европейский Суд констатировал, что любое лишение свободы в соответствии со требованиями подпункта «f» пункта 1 статьи 5 Конвенции будет оправдано только до тех пор, пока продолжаются процедуры депортации или экстрадиции. Если же такое разбирательство не будет проведено в кратчайшие сроки, содержание под стражей перестанет быть допустимым. В связи с этим Суд констатировал, что содержание заявителя под стражей, особенно с учетом неустановления на ранней стадии его личности и отсутствия государства, готового его принять, превысил то, что разумно требовалось для преследуемой цели.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования подпункта «f» пункта 1 статьи 5 и пункта 4 статьи 5 Конвенции в отношении одного из заявителей.

Суд обязал власти государства-ответчика выплатить одному из заявителей 3 900 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку