Постановление по делу «Годлевская против Российской Федерации»

7 декабря 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «Годлевская против Российской Федерации» (Godlevskaya v. Russia), жалоба № 58176/18.

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности), заявительница жаловалась на вынесение постановления о наложении ареста и продаже ее недвижимого имущества (обращение взыскания по приговору), в связи с осуждением ее бывшего мужа.

Заявительница, гражданка Российской Федерации, родилась в 1963 году и проживает в г. Москве. В 1996 году она вышла замуж и в 2000 году заключила брачный контракт. В период с 2011 по 2014 год заявительница приобрела две квартиры и другую недвижимость. В 2015 году пара развелась.

В то же время, в 2011 году было возбуждено уголовное дело по факту хищения на заводе, где муж заявительницы с 2006 года работал директором. В 2015 году он находился под следствием, а в 2016 году на имущество заявительницы был наложен временный арест, поскольку имелись веские основания полагать, что эти активы были получены в результате преступной деятельности ее мужа. Решение было поддержано областным судом.

В 2017 году муж заявительницы был приговорен к двум годам лишения свободы условно за два преступления, связанные с хищениями, совершенными в период с 2007 по 2009 год. Отметив, что недвижимость, о котором идет речь, была приобретена на имя заявительницы в период нахождения в браке, суд постановил изъять и продать его, а вырученные средства передать заводу.

Жалобы, поданные заявительницей в порядке обжалования данного решения, были отклонены. Позже заявительница трижды обращалась в суды с ходатайством об отмене постановления об аресте имущества, но ей также было отказано. В 2020 году муж заявительницы скончался.

Европейский Суд отметил, что брачный договор, на основании которого заявительница и ее мужа разделили имущество, не был оспорен, отменен или расторгнут, что заявительница приобрела и зарегистрировала спорные объекты недвижимости на свое имя, и что она является их собственником в соответствии с законодательством Российской Федерации. Поэтому Суд посчитал, что эти объекты являются «имуществом» заявительницы по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Суд уточнил, что арест и продажа активов равносильны вмешательству, включающему контроль за использованием имущества и нарушение права на мирное пользование своим имуществом. Он повторил, что любое вмешательство такое пользование должно иметь правовую основу в законодательстве государства-участника европейской Конвенции. В данном деле Суд пришел к выводу, что для этой меры не имелось законных оснований и, как следствие, имело место нарушение Конвенции.

Европейский Суд единогласно поставил, в данном деле власти Российской Федерации нарушили положения статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, и обязал их выплатить заявительнице 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку