Постановление по делу «Якутское республиканское объединение профсоюзов против Российской Федерации»

7 декабря 2021 года Европейский Суд вынес Постановление по делу «Якутское республиканское объединение профсоюзов против Российской Федерации», жалоба № 29582/09.

Жалоба, поданная в Европейский Суд в 2009 году, касалась законодательного запрета лицам, отбывающим наказание в местах лишения свободы, создавать профессиональные союзы или вступать в них.

Заявительница, негосударственная общественная организация «Якутское республиканское объединение профсоюзов», жаловалась на то, что во исполнение такого запрета она была вынуждена исключить из своих рядов профсоюз заключенных, отбывающих наказание в колонии строго режима, расположенной в Якутии (ФКУ ИК-7 УФСИН России по Республике Саха (Якутия)).

Председатель организации-заявительницы, А.А. Логинов, который одновременно занимался правозащитной деятельностью, неоднократно инспектировал данную колонию, выявляя недостатки в ее работе. Он утверждал, что администрация колонии недоплачивает своим заключенным, работающим на лесопилке и на ремонтных работах, перегружает их работой, отказывает им в пособиях по инвалидности, пренебрегает безопасностью на рабочем месте и скрывает несчастные случаи. Логинов разъяснял заключенных их права, и в феврале 2006 года 20 заключенных втайне от администрации колонии проголосовали за создание своего профсоюза и его вступление в организацию-заявительницу. Их заявка была удовлетворена.

В это же время Государственная Дума Российской Федерации внесла изменения в правила государственной регистрации некоммерческих организаций. В соответствии с новыми правилами осужденные более не могли становиться учредителями или членами общественных объединений. Указанное ограничение вступило в силу только 18 апреля 2006 г.

В июне 2007 года прокуратура Республики Саха (Якутия), исходя из того, что в Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации работа в местах лишения свободы рассматривается как средство исправления, а не как профессиональная деятельность, и, с точки зрения закона, заключенные не разделяют промышленных или торговых интересов, а Закон об общественных объединениях с внесенными в него поправками не допускает формирование заключенными ассоциаций и присоединения к ним, пришла к выводу о том, что создание профсоюза заключенных незаконно. Организации-заявительнице было предписано исключить профсоюз из своих рядов. Однако та отказалась, ссылаясь на Конвенцию Международной организации труда (МОТ) о свободе ассоциации и защите права на организацию 1948 года, которая защищает профсоюзы от вмешательства органов государственной власти.

Позднее по решению Якутского городского суда Республики Саха (Якутия), оставленному без изменений Верховным судом Республики, организация-заявительница всё же исключила профсоюз заключенных из своих рядов.

Европейский Суд напомнил, что заключенные в целом продолжают пользоваться всеми основными правами и свободами, гарантированными Конвенцией, за исключением права на свободу, когда законно назначенное задержание прямо подпадает под действие статьи 5 Конвенции. Демократическое общество может налагать ограничения на профсоюзы только по убедительным и веским причинам. Хотя Конвенция не дает точного определения понятия «профсоюз», за исключением общего указания на то, что это ассоциация, созданная с целью защиты интересов своих членов, большинство дел, рассмотренных Судом, касались сотрудников и, в более широком смысле, лиц, состоящих в «трудовых отношениях». Обращаясь к обстоятельствам настоящего дела, Суд согласился с позицией властей Российской Федерации относительного того, что работа в местах лишения свободы не может быть приравнена к занятости, поскольку во многих аспектах отличается от работы, выполняемой обычными служащими. Ее цель – реабилитация и ресоциализация, направленная на реинтеграцию преступника в общество, и такая работа является обязательной. Аналогичное мнение было выражено Конституционным Судом России, указавшим в своем Определении № 31-О от 24 января 2013 г. на то, что работа в местах лишения свободы не является трудовой (профессиональной) деятельностью и, следовательно, не предполагает защиту интересов работников их профессиональными союзами.

Европейский Суд уточнил, что Конвенция является «живым инструментом», и, возможно, в дальнейшем распространит свое влияние на свободу создания профсоюзов работающих заключенных, особенно если те работают на частного работодателя. Однако, с учетом текущей практики государств – членов Совета Европы, нельзя утверждать, что достигнут необходимый общеевропейский консенсус для этого. Таким образом, Суд не может дать статье 11 Конвенции толкование, предложенное организацией-заявительницей.

В заключение Европейский Суд отметил, что решение судов государства-ответчика по исключению профсоюза осужденных из рядов организации-заявительницы не выходило за поле усмотрения, имеющееся у властей в данной сфере, и обжалуемое ограничение, таким образом, было «необходимо в демократическом обществе» по смыслу пункта 2 статьи 11 Конвенции.

Таким образом, власти Российской Федерации в данном деле не нарушили права организации-заявительницы, гарантированные Европейской Конвенцией.

Судьи Лемменс и Сергидес высказали особое мнение к Постановлению.

 



Возврат к списку