Постановление по делу «Яремийчук и другие против Украины»

9 декабря 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «Яремийчук и другие против Украины» (Yaremiychuk and Others v. Ukraine), жалоба № 2720/13 и шесть других жалоб.

Заявители жаловались на то, что наложение на них штрафов за ввоз на территорию Украины валюты в объеме, превышающем 10 000 евро и подлежащем декларированию, без уведомления таможенных органов, а также конфискация у одного из заявителей всей суммы в полном объеме было незаконной и несоразмерной мерой.

Суды Украины признали заявителей виновными в нарушении процедур таможенного контроля в зоне упрощенного таможенного контроля («зеленого коридора»), изложенных в статье 471 Таможенного кодекса Украины. На заявителей наложили штрафы, а денежные средства, в сумме превышающие 10 000 евро, конфискованы. При этом у одного из заявителей была конфискована вся сумма. Власти Украины проигнорировали утверждения заявителей о том, что нарушение ими процедуры было непреднамеренным, что деньги были получены законным путем, что конфискованные суммы являются для них значительными и что одному из заявителей принадлежала только часть денег.

Европейский Суд повторил свой подход, последовательно применяемый им в подобных делах, согласно которому такая мера как конфискация, даже если она связана с лишением имущества, представляет собой контроль за использованием собственности по смыслу второго абзаца статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека. Однако это положение должно толковаться в свете общего принципа, изложенного в первом предложении первого абзаца статьи. Оно заключается в том, что любое вмешательство властей в «беспрепятственное владение имуществом» должно быть «законным». Существование правовой основы в законодательстве государства-ответчика по жалобе в ЕСПЧ само по себе недостаточно для удовлетворения принципа законности, который, кроме того, предполагает, что применимые положения этого законодательства являются достаточно доступными, точными и предсказуемыми в их применении.

Европейский Суд также установил в своей прецедентной практике, что, как бы четко ни было сформулировано правовое положение, в любой правовой системе есть неизбежный элемент судейского усмотрения. Всегда будет наличествовать потребность в прояснении спорных моментов и в адаптации правовых норм к меняющимся обстоятельствам. Хотя определенность положений закона весьма желательна, она может привести к чрезмерной жесткости, и закон должен уметь идти в ногу с изменяющимися обстоятельствами. Соответственно, многие законы неизбежно формулируются в терминах, которые в большей или меньшей степени расплывчаты и чье толкование и применение являются вопросами практики. Роль, возложенная на суды, как раз и состоит в том, чтобы рассеять оставшиеся сомнения относительно толкования.

Примененные положения законодательства Украины, действительно, предполагали наложение штрафа за провоз товаров в количестве, превышающем установленный лимит, или конфискацию части, превышающей такой лимит. Власти Украины последовательно интерпретировали и применяли статью 471 Таможенного кодекса в том смысле, что наличные деньги были товаром, ввоз которого подлежал ограничению, примененному и к заявителям. В данном контексте Европейский Суд отметил, что конфискация у одного из заявителей всей суммы была незаконной.

Европейский Суд согласился с тем, государства имеют законный интерес, а также обязаны в силу различных международных договоров принимать меры по обнаружению и мониторингу движения через свои границы наличных денег, которые могут участвовать в схемах по отмыванию, для финансирования терроризма, торговли людьми. Тем не менее статья 471 Таможенного кодекса Украины была обязательной без каких-либо исключений и не оставляла заявителям возможности передать свои дела в компетентные органы, чтобы установить справедливый баланс между конфликтующими интересами. Конституционный Суд Украины через несколько лет объявил часть этого положения неконституционной, учитывая, в частности, что такая обязательная конфискация не способна обеспечить необходимый баланс между общественными интересами и правом человека на беспрепятственное пользование своим имуществом.

Суд отметил в этом отношении, что ввоз иностранной валюты на Украину и вывоз из нее не был незаконным в соответствии с законодательством Украины. Мало того, что было разрешено перемещать иностранную валюту через таможенную границу, но и сумма, будучи задекларированной, в принципе не ограничивалась. Кроме того, власти не установили, что конфискованные наличные деньги были незаконно получены заявителями или что заявители участвовали в отмывании денег или какой-либо другой преступной деятельности.

В итоге Европейский Суд постановил, что имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции, и обязал власти Украины вернуть конфискованные у заявителей суммы.

Суд также постановил, что установление нарушения Конвенции является достаточной компенсацией морального вреда, причиненного заявителям.



Возврат к списку