Выговор судье, поделившемуся статьей в Facebook, – нарушение свободы слова

1 марта 2022 года Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Козан против Турции» (Kozan v. Turkey), жалоба № 16695/19.

Дело касалось дисциплинарного взыскания, наложенного на заявителя, являющегося судьей, за то, что в мае 2015 года он сделал репост в частной группе в социальной сети Facebook статьи, взятой им на одном из интернет-ресурсов, не дав при этом каких-либо комментариев к ней.

В статье, озаглавленной «Судебная реабилитация для закрытия расследования 17 декабря, увольнение для проведения расследования», критиковались некоторые решения Высшего совета судей и прокуроров Турции относительно событий декабря 2013 года и ставилась под сомнение независимость этого органа от исполнительной власти. Упомянутая группа в сети Facebook, создавалась, в первую очередь, для специалистов, работающих в системе правосудия, – судей и прокуроров, но была открытой для ученых, студентов и выпускников юридических факультетов, юристов-практиков.

В декабре 2015 года по представлению заместителя Генерального прокурора председатель Высшего совета судей и прокуроров санкционировал начало дисциплинарного расследования в отношении заявителя. В сентябре 2017 года Вторая палата Совета судей и прокуроров единогласно объявила заявителю выговор за то, что тот сделал репост статьи, указав при этом, что ее содержание несовместимо с обязанностью заявителя быть лояльным власти и с его статусом судьи. Палата также отметила, что, хотя заявитель не выразил согласия с содержанием статьи, он намеревался распространить ее среди широкой аудитории и сообщить о ней тем, кто разделял выраженную в статье точку зрения. Палата посчитала, что поведение заявителя подорвало достоинство и доверие к его должности как внутри, так и за пределами профессиональной среды. Ходатайства заявителя о пересмотре решения были отклонены и оно вступило в силу.

Европейский Суд, рассмотревший жалобу заявителя, установил, что упомянутая статья являлась частью дискуссии, представляющих особый интерес для судей, поскольку она касалась вопроса об их беспристрастности и независимости по отношению к исполнительной власти, которая 17–25 декабря 2013 г. оказалась втянута в коррупционный скандал, а также противодействия властей этим разбирательствам.

Тот факт, что судья поделился со своими коллегами определенным мнением в прессе о независимости судебной системы и позволил им высказать свое мнение в ответ, неизбежно относился к его свободе распространять или получать информацию в важнейшей области его профессиональной деятельности.

Как указал в своем постановлении Европейский Суд, в статье содержались оценочные суждения о том, что некоторые решения Высшего совета судей и прокуроров можно рассматривать как сделанные в пользу власти: представители судебных органов, участвовавшие в судебном преследовании по фактам упомянутого коррупционного скандала и предъявившие обвинения подозреваемым – представителям власти, были привлечены к дисциплинарной ответственности, в то время как судьи, оправдавшие подозреваемых, были вознаграждены прекращением дисциплинарного производства против них за предполагаемые проступки. При этом ни один из дисциплинарных органов, проводивших разбирательство в отношении заявителя за распространение статьи, не указал, что упомянутые в ней факты, а именно привлечение к дисциплинарной ответственности одних судей и оправдание других не имели места.

Европейский Суд также отметил, что заявитель поделился статьей не с широкой общественностью, а в группе, предназначенной для дискуссии в профессиональном сообществе. Отсутствовало подтверждение того, что заявитель продемонстрировал намерение донести до общественности свое согласие с содержанием статьи, поделившись ею. Предположение, что судьи, подписанные на данную частную группу в социальной сети, должны публиковать только статьи, восхваляющие высшие административные и судебные органы, и игнорировать материалы, осуждающие действия и решения этих же органов, приведет к ненужной самоцензуре в их дискуссиях по вопросам, затрагивающим саму суть их профессии. Кроме того, наложение дисциплинарного взыскания на государственного служащего, принадлежащего к судебной системе, по самой своей природе оказывало сдерживающее воздействие не только на соответствующее лицо, но и на профессию в целом.

Далее Европейский Суд отметил, что Совет судей и прокуроров не взвесил должным образом необходимость защищать свободу выражения мнения заявителя, с одной стороны, и его обязанность действовать как судья, с другой. Суд подтвердил, что Совет судей и прокуроров является внесудебным органом и что разбирательство в его органах не обеспечивает гарантий судебной защиты. Кроме того, у заявителя отсутствовали средства правовой защиты в отношении мер, принятых против него Советом. Наложенное на него дисциплинарное взыскание не отвечало какой-либо насущной социальной потребности и, следовательно, не представляло собой меру, которая была «необходима в демократическом обществе».

Что касается права заявителя на справедливое судебное разбирательство, то Европейский Суд отметил, что шесть членов Палаты, наложивших дисциплинарное взыскание на заявителя, также присутствовали на пленарном заседании, рассматривая его апелляцию. Более того, у заявителя не имелось иных средств правовой защиты в отношении решения Пленарной ассамблеи, являвшегося окончательным.

Европейский Суд постановил, что власти Турции нарушили требования статей 10 и 13 Конвенции. Суд обязал власти государства-ответчика выплатить заявителю 6 000 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку