Запрет секте распространять свои идеи. Раэлиты против Швейцарии

Юрий Берестнев,
главный редактор журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека. Российское издание»

Раэлиты – последователи движения раэлизма, верящие в сверхцивилизацию инопланетян, с которыми можно контактировать с помощью специальных духовных практик. Одной из своих главных задач раэлиты видят в достижении бессмертия человека средствами науки, основные надежды связываются с клонированием. Движение раэлитов было основано в 1973 году в Женеве французом Клодом Ворилоном (взявшим себе имя Раэль), который также отстаивает принцип «свободной любви» и пропагандирует его среди членов организации. Многие последователи Раэля живут в коммунах, где занимаются практикой «чувственной» медитации. В 2001 году организация раэлитов (в лице зарегистрированной в Швейцарии ассоциации) обратилась в швейцарскую полицию за разрешением на демонстрацию плакатов, содержащих изображения лиц инопланетян, а также адрес интернет-сайта и номер телефона движения. В разрешении на демонстрацию плакатов было отказано, и все последующие жалобы ассоциации были отклонены. Тогда данная организация, национальное отделение движения раэлитов, подала жалобу в Европейский Суд по правам человека[i].

Большая Палата ЕСПЧ большинством в один голос (девять против восьми) подтвердила выводы, ранее сделанные Палатой Суда по этому делу в Постановлении от 13 января 2011 г.[ii] основным предметом спора являлась оценка действий властей, ограничивших права организации-заявителя, предусмотренные статьей 10 Европейской конвенции о правах человека (далее – Конвенция).

Ассоциация-заявительница подверглась предусмотренному законом вмешательству в осуществление права ее участников на «свободу выражения своего мнения» в связи с запретом кампании, предусматривающей демонстрацию плакатов, которую она намеревалась провести. Эта мера преследовала, по мнению властей государства-ответчика, законные цели предупреждения преступлений и защиты здоровья, нравственности и прав иных лиц.

В данном деле был затронут вопрос о том, должны ли власти государства-ответчика разрешить ассоциации-заявительнице распространять свои идеи посредством кампании по демонстрации плакатов путем предоставления в ее распоряжение публичного пространства. Эта кампания была нацелена, главным образом, на привлечение внимания общественности к идеям и деятельности группы с «религиозной» направленностью, которая транслировала сообщение, якобы переданное инопланетянами, ссылаясь для этой цели на адрес веб-сайта. Указанный веб-сайт, таким образом, лишь косвенно затрагивал социальные или политические идеи, поскольку его основная цель заключалась в привлечении внимания людей к цели ассоциации-заявительницы. Даже если сообщение ассоциации-заявительницы выходило за рамки коммерческого рекламного контекста, оно, тем не менее, было ближе к коммерческому сообщению, поскольку имело определенную прозелитическую функцию. В такой ситуации, по мнению Европейского Суда, свобода усмотрения у властей государства-ответчика была определенно шире. По этой причине управление рекламными щитами в общественных местах в контексте кампаний, не носящих строго политический характер, может отличаться в разных государствах или даже в различных регионах одного государства.

Следовательно, как отметил Европейский Суд, лишь очень серьезные основания могли бы заставить его подменить своей собственной оценкой оценку властей государства-ответчика. Спорный плакат явно имел цель привлечь внимание людей к веб-сайту: адрес был написан жирным шрифтом над слоганом «Послание инопланетян». Европейский Суд, таким образом, должен принять во внимание не только сам плакат, но и содержимое веб-сайта.

При этом организация-заявительница не ставила вопрос об эффективности судебной проверки решения властей. Суды Швейцарии, рассмотревшие дело, привели подробные основания для отказа в даче разрешении на проведение кампании по размещению плакатов, включая пропаганду клонирования человека[iii] и «гениократии»[iv], а также возможность того, что произведения и идеи движения привели к сексуальному насилию в отношении несовершеннолетних со стороны некоторых его членов.

Хотя часть этих оснований, взятая по отдельности, не могла оправдать запрет плакатов, Европейский Суд пришел к выводу, что власти государства-ответчика могли считать, что с учетом ситуации в целом запрет был необходим. Большая Палата ЕСПЧ не усмотрела оснований для отхода от выводов, сделанных в этой связи Палатой Суда при первоначальном рассмотрении этого дела. Соответственно, опасения, выраженные властями, имели относимые и достаточные основания.

Кроме того, Суд пришел к выводу о том, что спорная мера, принятая властями, была ограничена по объему, поскольку ассоциация-заявительница по-прежнему могла свободно выражать свои убеждения посредством иных средств коммуникации. Ассоциация-заявительница утверждала, что эта позиция Палаты была противоречивой. Однако, по мнению Европейского Суда, данное противоречие было не более чем видимым. Как и государство-ответчик, он полагает, что необходимо проводить различие между целью ассоциации и средствами, которые она использует для достижения этой цели. Соответственно, в настоящем деле, возможно, запрет самой ассоциации или ее веб-сайта на основании вышеупомянутых факторов был бы несоразмерным. Распространение спорного ограничения лишь на демонстрацию плакатов в общественных местах было, таким образом, способом обеспечения минимального умаления прав ассоциации-заявительницы. Поскольку она могла продолжать распространение своих идей, в частности, через свой веб-сайт или листовки (помещаемые в почтовые ящики или раздаваемые на улице), спорная мера не была несоразмерной. Следовательно, власти государства-ответчика не вышли за рамки широкой свободы усмотрения, которой они воспользовались в этом деле, основания их решений были «относимыми и достаточными» и отвечали «настоятельной общественной необходимости». Европейский Суд не усмотрел серьезных оснований для подмены собственной оценкой оценки швейцарского суда последней инстанции, который рассмотрел вопрос тщательно и согласно принципам, установленным прецедентной практикой Европейского Суда.

Таким образом, как показывают приобщенные к Постановлению особые мнения судей, существуют разные точки зрения на достаточность доводов, приведенных Федеральным судом Швейцарии в поддержку отказа в выдаче соответствующего разрешения ассоциации-заявительницы. Почти половина судей Большой Палаты выступила за более ограничительный подход к компетенции властей отступать от фундаментального принципа, опоры демократической системы, лежащей в основе Конвенции, – свободы выражения мнения согласно статье 10 Конвенции. Как отметил в своем особом мнении судья П.П. де Альбукерке, «дело ‘‘Швейцарское движение раэлитов против Швейцарии’’ – это дело о праве на свободу выражения мнения для меньшинства»[v]. Важным рассматривавшимся аспектом является то, что государствам – участникам Конвенции предоставлены широкие пределы допустимой свободы усмотрения, когда речь идет о высказываниях, затрагивающих частные интересы, например, о религиозных и коммерческих вопросах. Принимая во внимание не только рассматриваемый в деле плакат, но и интернет-сайт раэлитов, ссылка на который содержалась на нем, другие интернет-сайты, на которые была сделана ссылка на основном интернет-сайте, а также литературу, на которую ссылались власти Швейцарии, трудно определить характер «мнения», имеющий место в настоящем деле. Как справедливо отметил П.П. де Альбукерке, «Ясно одно: высказывания движения не попадают под определение коммерческих высказываний, когда членов общества побуждают к приобретению определенного товара»[vi]. Следовательно, всеохватывающий, смешанный характер выраженного мнения организации-заявительницы, включающего в себя несколько вопросов, относящихся к общим интересам, ведет к «суживанию пределов» допустимой свободы усмотрения, имеющейся у государства.

Учитывая такое «разделенное» мнение 17 судей Большой Палаты, следует внимательно изучать аргументацию не только самого Постановления, но и содержащуюся в особых мнениях, к нему приобщенных, поскольку, учитывая «живой, развивающийся» характер практики ЕСПЧ, в других подобных делах есть вероятность изменения позиции Суда в оценке действий властей.

Библиографический список

1. Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights), № 137.

2. Основателю секты раэлитов запрещено жить в Швейцарии. https://clck.ru/bmwNk

3. Интернет: прецедентная практика Европейского Суда по правам человека. Совет Европы/Европейский Суд по правам человека, 2011 // https://www.refworld.org.ru/pdfid/51f112cd0.pdf

Ссылка для цитирования статьи

Берестнев Ю.Ю. Запрет секте распространять свои идеи. Раэлиты против Швейцарии // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2022. № 5. С. 90.

Приобрести майский выпуск журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» за 2022 год можно на нашем сайте https://clck.ru/rHUHK

До 25 июня можно оформить полугодовую подписку на периодическое издание «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» на сайте наших партнеров https://clck.ru/rHUYw 


[i] Постановление Большой Палаты Европейского Суда по правам человека по делу «Швейцарское движение раэлитов против Швейцарии» (Mouvement raelien suisse v. Switzerland) от 13 июля 2012 г., жалоба № 16354/06. См. Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2022. № 5. с. 93.

[ii] См. Information Note on the Case-law of European Court of Human Rights), № 137 // https://www.echr.coe.int/Documents/CLIN_2011_01_137_ENG_881521.pdf

[iii] Запрещенного в Швейцарии.

[iv] Гипотетическая форма государственного правления, предложенная Клодом Ворилоном в 1977 году в своей книге «Гениократия». Основная характеристика этой формы правления заключается в установлении определенных критериев уровня интеллекта как для политических лидеров, так и для электората. Отсутствие научной строгости породило обширную критику концепции гениократии. Как отметил в своем особом мнении судья сэр Н. Братца, «на теорию «гениократии» большое влияние оказала евгеника, а также, как было установлено Федеральным судом Швейцарии, она явно способна оскорбить демократические и антидискриминационные убеждения людей» – см. п. 11 особого мнения, приобщенного к Постановлению Большой Палаты ЕСПЧ.

[v] https://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-112165  

[vi] https://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-112165  

 



Возврат к списку