Постановление по делу «Загайнов и другие против Российской Федерации»

15 июня 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «Загайнов и другие против Российской Федерации» (Zagaynov and Others v. Russia), жалоба № 5666/07 и четыре другие жалобы.

Одиннадцать граждан Российской Федерации, отбывающих наказание в виде лишения свободы, жаловались на предполагаемое жестокое обращение со стороны представителей администрации исправительных учреждений в период между 2005 и 2012 годами, а также на отсутствие эффективного расследования данных утверждений.

Заявители содержались в исправительных колониях, расположенных в Республике Марий Эл, Волгоградской области, Свердловской области, Республике Коми, Красноярском крае, г. Оренбурге и предположительно подвергались избиениям как по прибытии в указанные колонии, так и в ходе покамерных обходов.

Европейский Суд признал отдельные жалобы трех заявителей необоснованными, так как они не предоставили доказательств жестокого обращения с ними, а жалобу еще одного заявителя необоснованной в связи с недоказанностью причастности к его избиению представителей исправительного учреждения.

Оценивая оставшиеся жалобы, Суд напомнил об уязвимом положении лиц, содержащихся под стражей, и лежащем на властях бремени доказывания обоснованности применения физической силы к заключенным. Однако в настоящих делах власти государства-ответчика либо вообще не объяснили причин появления у заявителей телесных повреждений, либо представленные ими пояснения были признаны Судом неубедительными.

Суд пришел к выводу, что физическая сила, примененная в отношении заявителей сотрудниками администрации исправительных учреждений, не была пропорциональной и абсолютно необходимой. Основываясь на характере причиненных заявителям телесных повреждений, Суд установил, что шестеро заявителей были подвергнуты жестокому обращению, а трое – пыткам.

Кроме того, Суд посчитал, что расследования фактов предполагаемого жестокого обращения с заявителями были проведены поверхностно и неэффективно. Так, несмотря на наличие весомых доказательств, жалобы некоторых заявителей были признаны следственными органами необоснованными; по одному делу начатое расследование было прекращено в связи с отсутствием события преступления; не были получены необходимые доказательства; проведение медицинских экспертиз телесных повреждений заявителей назначалось с существенными задержками, что не позволило установить происхождение травм. Наконец, следственные органы не провели оценку необходимости и пропорциональности примененной к заявителям физической силы.

Отдельно Европейский Суд рассмотрел жалобу одного из заявителей на непредоставление ему требуемой медицинской помощи во время отбывания им наказания в исправительной колонии. Суд отклонил довод властей о неисчерпании заявителем эффективных внутригосударственных средств правовой защиты и отметил, что лечение телесных повреждений заявителя, которые были достаточно серьезными, было начато с опозданием. При этом значительное промедление в оказании медицинской помощи привело к ухудшению состояния здоровья заявителя. Европейский Суд констатировал, что неоказание заявителю адекватной его состоянию медицинской помощи представляло собой жестокое обращение.

Европейский Суд единогласно постановил, что в настоящем деле власти Российской Федерации нарушили положения статьи 3 Конвенции как в ее материально-правовом, так и процессуальном аспектах в части, касающейся запрета применения к заключенным жестокого обращения и пыток, а также обязанности по проведению эффективного расследования данных фактов. Наряду с этим Европейский Суд установил нарушение статьи 3 Конвенции в отношении одного из заявителей в связи с непредоставлением ему необходимого лечения в исправительной колонии.

Суд обязал власти государства-ответчика выплатить заявителям от 4 000 до 52 000 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.



Возврат к списку