Дмитрий Дедов. Распространение знаний о стандартах защиты фундаментальных прав и свобод является благороднейшей задачей

Практика Европейского Суда по правам человека призвана устанавливать общеевропейские стандарты защиты фундаментальных прав и свобод на национальном уровне. Распространение знаний об этих стандартах является благороднейшей задачей, которую уже много лет выполняет Издательский дом «Развитие правовых систем». Издательство предлагает такую информацию в любой доступной форме: это может быть краткое описание обстоятельств дела и правовой позиции ЕСПЧ или перевод на русский язык всего постановления. Чтение сложного юридического текста на родном языке значительно облегчает его восприятие и дает большие возможности для максимально широкого круга заинтересованных читателей дать самостоятельную оценку правовых позиций как самого Суда, так и властей государства-ответчика. В этой связи я хотел бы прежде всего отметить высокое качество перевода постановлений ЕСПЧ на русский язык, которое неизменно поддерживается уважаемым Издательским домом «Развитие правовых систем», и я, пользуясь случаем, выражаю издательству особую признательность и благодарность.

Трудно также переоценить общественную значимость деятельности Издательского дома «Развитие правовых систем». Возможно, она бесценна, поскольку речь идет не только о распространении знаний о методологии ЕСПЧ как таковой. Ведь совокупность постановлений ЕСПЧ по сложным делам отражает, по моему мнению, самые современные тенденции развития правовой мысли и правовой культуры человеческой цивилизации со всеми ее достижениями и противоречиями. Ценность судебной практики ЕСПЧ многогранна: она предлагает решения, обеспечивающие стабильность человеческого существования в самых неординарных случаях взаимоотношений между государством и человеком; эта практика привязана к конкретным обстоятельствам, что наполняет понимание права конкретным смыслом в отличие, например, от бесплодных дискуссий о праве между представителями различных правовых течений (позитивизма, либерализма, реализма, прагматизма, утилитаризма и тому подобных). Наконец, изучение постановлений ЕСПЧ позволяет не только воспринимать знания об общих методологических принципах и подходах Суда, но и учиться принимать правовые решения для обеспечения баланса конфликтующих интересов.

С другой стороны, Европейский Суд, как и сама Европейская конвенция о правах человека, – поистине живой инструмент. Его позиции – результат сложных, подчас неоднозначных решений. Однако такие решения и дают основу для формирования максимально объективной оценки права, его толкования и применения.

В данном контексте я хотел бы остановиться на особых мнениях судей ЕСПЧ, публикация которых как в рамках переводов судебных актов, так и отдельными сборниками – отдельная заслуга издательства «Развитие правовых систем».

Эти мнения (редкость в наше время) позволяют увидеть самые важные дискуссионные проблемы, на которые могут не обратить внимание обычные юристы и которые могут показать дальнейшие пути развития права. В качестве примера могу привести Постановление Большой Палаты ЕСПЧ по делу «Наит-Лиман против Швейцарии» (Naït-Liman v. Switzerland) от 15 марта 2018 г., жалоба № 51357/07, о праве доступа к суду (это Постановление было переведено Издательским домом «Развитие правовых систем» и опубликовано в специальном выпуске журнала «Прецеденты Европейского Суда по правам человека» № 7 за 2018 год). Большая Палата не нашла нарушения в данном деле, с чем я не согласился и написал довольно эмоциональное особое мнение. Свои мнения написали также двое судей из Кипра и Польши. И, хотя мы по-разному критиковали эту резолюцию Суда, достаточно отметить, что общий объем особых мнений превысил объем самого постановления.
Согласно обстоятельствам дела заявитель бежал из Туниса, где подвергался пыткам со стороны полиции. Швейцария предоставила ему политическое убежище. Однажды он увидел находящегося на лечении в медицинской клинике Швейцарии министра внутренних дел Туниса, который приказывал пытать заявителя, и обратился к полиции с требованием задержать его и предать суду, однако власти замешкались, и тот успел покинуть территорию Швейцарии. Тогда заявитель обратился в суд с требованием о взыскании морального ущерба с Туниса, но национальный суд отказался рассмотреть такую жалобу несмотря на то, что оба государства являются участниками Конвенции ООН против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Все судьи в своих особых мнениях обращались к нерешенной проблеме доступа человека к правосудию в рамках международного права. Я критиковал позицию большинства судей за позитивизм и формализм, выразившиеся в отказе Суда от решения этой проблемы по существу. Другие мои коллеги, оставшиеся в меньшинстве, по-разному трактовали, должно ли решение этой проблемы быть достигнуто в рамках международного частного или же международного публичного права. При разных оценках одно было очевидно: проблема практической и эффективной правовой защиты от пыток не решена на уровне правовой доктрины, а конъюнктурные политические соображения продолжают доминировать.

Важность доступа к правосудию в таких ситуациях имеет колоссальное значение, учитывая рост значения фундаментальных прав в мире и понимание необходимости повышать эффективность защиты этих прав, особенно носящих абсолютный характер. Проблема доступа к правосудию в таких случаях становится всё острее, влияя на будущее международных отношений, являющихся своеобразным политическим идеалом, хотя ее решение можно найти только исходя из ценностей цивилизованного общества.

Тем не менее большинство судей предпочло оставить правовое регулирование и практику в этой области без изменений, не дав оценки вытекающим из этого ограничениям и недостаткам. Более того, большинство в качестве основного аргумента в пользу властей сослалось на недостаток ресурсов для дополнительного судебного администрирования такой категории дел, что является формальным предлогом не решать данную насущную проблему. Европейский Суд предпочел прийти к выводу о том, что в настоящем деле не могут применяться ни принцип универсальной юрисдикции, ни доктрина юрисдикции в силу необходимости, хотя более правильно, на мой взгляд, было бы использовать любой правовой инструмент как основу для обеспечения доступа к правосудию.

Ведь существует настоятельная общественная необходимость применить все известные правовые инструменты для защиты тех, кто оказался в ситуации заявителя, а значит, от такого уважаемого международного органа, как Европейский Суд по правам человека, требовалась адекватная реакция для поддержания мира и социального прогресса, для обеспечения эффективной защиты основных прав и свобод. Ведь этот принцип является краеугольным камнем всей деятельности ЕСПЧ. Несомненно, защита от пыток и в целом права человека на жизнь и человеческое достоинство являются настолько важными, что для их защиты, по моему мнению, должно быть допущено применение универсальной юрисдикции национального суда любого государства, в котором находится постоянное место жительства пострадавшего или членов его семьи. Подводя итог вышесказанному, хочу еще раз поблагодарить Издательский дом «Развитие правовых систем» за неоценимый вклад в дело информирования русскоязычных читателей о праве, правотворчестве и правоприменении. Долгих лет жизни на благо всех нас!

доктор юридических наук, судья Европейского Суда по правам человека, избранный от Российской Федерации (2013–2022 гг.)
Дмитрий Дедов


Приобрести сентябрьский выпуск журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» за 2022 год можно на нашем сайте https://clck.ru/32CCfm



Возврат к списку