Постановление по делу «Щербинина против Республики Молдова и Российской Федерации»

29 июня 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «Щербинина против Республики Молдова и Российской Федерации» (Șcerbinina v. Republic of Moldova and Russia), жалоба № 76892/14.

Заявительница утверждала, что суды Приднестровской Молдавской Республики (ПМР), которые отказали ей в иске по факту ее увольнения, не могут рассматриваться как «независимые суды, созданные на основании закона» и что судебное разбирательство не было справедливым.

Европейский Суд прежде всего подтвердил, что при определенных обстоятельствах суд, принадлежащий судебной системе субъекта, не признанного международным правом, может рассматриваться как «суд, созданный на основании закона». Однако это возможно только при условии, что такой суд является частью судебной системы, действующей на «конституционной и правовой основе», тем самым отражая судебную традицию, совместимую с Конвенцией, предоставляя гражданам возможность пользоваться гарантиями Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Илашку и другие против Республики Молдова и Российской Федерации» (Ilaşcu and Others v. Moldova and Russia), жалоба № 48787/99, ECHR 2004-VII, § 460)).

Однако в Постановлении Большой Палаты по делу «Мозер против Республики Молдова и Российской Федерации» (Mozer v. Republic of Moldova and Russia) от 23 февраля 2016 г., жалоба № 11138/10, §§ 61–77, и в дальнейшем в Постановлении по делу «Ерёменко против Республики Молдова и Российской Федерации» (Eriomenco v. Republic of Moldova and Russia) от 9 мая 2017 г., жалоба № 42224/11, § 72, Суд установил, что судебная система ПМР не соответствовала критериям, указанным выше.

Рассматривая вопрос о позитивных обязательствах сторон, Суд констатировал, что власти Республики Молдова, во-первых, приняли все возможные меры, имеющиеся в их распоряжении, по восстановлению контроля над территорией Приднестровья, а во-вторых, исполнили позитивное обязательство по обеспечению прав заявительницы, возбудив уголовное дело по представленным ею фактам. Таким образом, власти Республики Молдова не нарушили положения Конвенции. Что касается ответственности Российской Федерации, то Суд подтвердил, что Россия осуществляла эффективный контроль над ПМР в период, относящийся к обстоятельствам дела. Исходя из этого власти Российской Федерации несут ответственность в соответствии с Конвенцией в отношении нарушения прав заявительницы.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Российской Федерации нарушили требования пункта 1 статьи 6 Конвенции, и обязал их выплатить заявительнице 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку