Постановление по делу «Маноле и Постица против Республики Молдова и Российской Федерации»

29 июня 2021 года Европейский Суд вынес Постановление по делу «Маноле и Постица против Республики Молдова и Российской Федерации» (Manole and Postica v. Republic of Moldova and Russia), жалоба № 4711/07.

Заявители жаловались на жестокое обращение с ними со стороны российских военнослужащих, находившихся на трехстороннем посту миротворческих сил № 9 между Республикой Молдовой и Приднестровской Молдавской Республикой, в момент попытки заявителей произвести фотосъемку.

Суд принял во внимание согласие властей Республики Молдова в том, что она сохранила юрисдикцию над территорией Приднестровской Молдавской Республики (ПМР). Что касается заявления властей Российской Федерации о том, что заявители не подпадали под их юрисдикцию, Суд повторил, что при определенных обстоятельствах применение силы представителями властей государства, действующими за пределами его территории, может привести к тому, что лицо, попавшее под контроль этих властей, попадет под юрисдикцию государства в значении статьи 1 Конвенции (см. Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Аль-Скейни и другие против Соединенного Королевства» от 7 июля 2011 г., жалоба № 55721/07, § 136; и Постановление Большой Палаты Европейского Суда по делу «Ялуд против Нидерландов» (Jaloud v. Netherlands) от 20 ноября 2014 г., жалоба № 47708/08, § 139). В данном случае на указанном блокпосту, расположенном в зоне безопасности, находились в том числе и российские военнослужащие, а общее командование осуществлял военнослужащий российской армии в соответствии с соглашением о прекращении военного конфликта в Приднестровском регионе. В этом отношении ситуация была точно такой же, как в обстоятельствах дела, описанных в Постановлении Европейского Суда по делу «Писари против Республики Молдова и Российской Федерации» (Pisari v. Republic of Moldova and Russia) от 21 апреля 2015 г., жалоба № 42139/12. Поскольку указанное и настоящее дела по существу идентичны в вопросе юрисдикции, Суд посчитал, что заявители находились под юрисдикцией Российской Федерации во время их задержания.

Что касается утверждения властей Российской Федерации, что заявители не исчерпали внутренних средств правовой защиты, а также что они подали жалобу в Европейский Суд за пределами установленного шестимесячного срока, Суд повторил, опираясь на свои доводы, изложенные в Решении по делу «Илашку и другие против Молдавии и Российской Федерации» (Ilaşcu and Others v. Moldova and Russia) от 4 июля 2001 г., жалоба № 48787/99, что о судебной системе ПМР вряд ли можно сказать, что «…она функционирует на конституционной и правовой основе, отражающей судебную традицию, совместимую с Конвенцией». И в любом случае заявители должны были подавать жалобу в суды Российской Федерации, от имени которой действовали российские военнослужащие. Однако власти Российской Федерации не указали доступные средства правовой защиты в отношении жалоб заявителей на действия российских миротворцев, дислоцированных на территории Республики Молдова. Более того, в своих ответах на обращения заявителей они так и не смогли указать, какие судебные и иные органы власти обладают юрисдикцией для рассмотрения их жалоб и каким образом решение, принятое властями Российской Федерации, может быть исполнено. Что касается соблюдения шестимесячного срока для подачи жалобы, Суд посчитал, что срок должен отсчитываться с даты, когда заявители получили ответ властей, то есть менее чем за шесть месяцев до подачи ими жалобы в Европейский Суд, и, таким образом, данное условие заявителями также было соблюдено.

Европейский Суд также отклонил доводы властей Российской Федерации относительно незначительности ущерба, причиненного заявителям, а также утверждений, что заявители использовали ситуацию для достижения скорее политических, нежели индивидуальных целей.

Европейский Суд подчеркнул необходимость того, чтобы любое задержание имело правовую основу в законодательстве государства – участника Конвенции, а также было совместимо с верховенством закона, концепцией, присущей всем статьям Конвенции. В этой связи Суд отметил, что власти Российской Федерации не указали, какое именно правонарушение предположительно было совершено заявителями и заявители так и не получили копии какого-либо решения, официально подтверждающего их задержание, с указанием совершенного ими правонарушения и обоснованием необходимости их задержания.

Европейский Суд единогласно постановил, что в данном деле власти Республики Молдова не нарушили требования пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции. Суд также единогласно постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования пунктов 1 и 4 статьи 5 Конвенции, и обязал их выплатить заявителям 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.



Возврат к списку