Скромная смелость генсека СЕ

Год назад Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич направила в порядке применения статьи 52 Европейской конвенции о правах человека запрос[i] министру иностранных дел Польши Збигневу Рау, предложив властям Польши дать разъяснения о том, как в контексте недавнего решения Конституционного суда этой страны обеспечивается эффективное выполнение ими своих обязательств по Европейской конвенции о правах человека. Указанная статья Конвенции предусматривает право генсека СЕ потребовать разъяснение относительно того, каким образом правовая система государства – участника Конвенции обеспечивает эффективное применение любого из ее положений. Данный запрос являлся демаршем руководства СЕ, направленным на оказание воздействия на польские власти, которые демонстративно игнорировали постановления ЕСПЧ по жалобам польских судей. Однако, когда 24 ноября 2021 г. Конституционный суд Польши вынес постановление, в котором он установил, что пункт 1 статьи 6 Конвенции, гарантирующий право на справедливое судебное разбирательство, «не соответствует Конституции Польши при определенных обстоятельствах»[ii], отмолчаться стало совершенно невозможным. В первую очередь потому, что активная критика в адрес властей Российской Федерации, которые законодательно установили приоритет конституции своей страны над нормами ЕКПЧ в толковании, придаваемом им постановлениями Европейского Суда, становилась уж совсем избирательной, да и процесс «суверенизации» права толкования положений ЕКПЧ с подключением к нему Конституционного суда Польши становился опасно лавинообразным. Необходимо было «спасать» привилегию на «последнее слово в толковании норм Конвенции» за «совето-европейскими» структурами. И тогда, в отсутствие других эффективных ресурсов воздействия на польские власти, Генеральный секретарь решилась задействовать упомянутую статью 52. Разумеется, по сравнению с возможностями брюссельских чиновников[iii] этот демарш выглядел весьма бледно, но свою роль в создании «общей атмосферы осуждения самодеятельности» поляков он вполне себе исполнил.

Надо отметить, что подобный запрос является весьма редко применяемым средством, причем, как и другие инструменты в практике Совета Европы, весьма умозрительно демагогическим. Но репутационно, конечно же, ситуация для польских властей складывалась весьма неприятно.

И вот прошел год с момента задействования механизма статьи 52. Весь этот год о какой-либо реакции польских властей и, соответственно, позиции Генерального секретаря в публичном пространстве не было никакой информации. Этому имеется целый ряд причин или возможных объяснений. Сама по себе тема весьма сложна – у совето-европейских акторов очень малое пространство для политических маневров, что дальше делать с этой процедурой – основным игрокам совершенно неясно. Во-вторых, одно дело – критиковать и грозить Российской Федерации, которую в СЕ постоянно пытались изолировать и поставить в положение оправдывающегося. Другое дело – за те же самые позиции остро реагировать на одно из самых политически агрессивно активных государств – членов Европейского союза, стремящегося играть ведущую роль в европейской политике, наравне с «грандами» (Францией, Германией и Великобританией). В-третьих, Совет Европы как паневропейская организация трещал по швам: глубочайший кризис во взаимоотношениях с Турцией, Азербайджаном, Великобританией, Венгрией и рядом других стран – не лучший контекст для наращивания градуса в конфликте с Польшей. Поэтому генсекретариат СЕ весь год застенчиво отмалчивался, предоставляя возможность поддавливать на поляков Евросоюзу и Европейскому Суду по правам человека, неторопливо рассматривающему десятки серийных жалоб на польские власти от польских же судей (очевидный эмоционально-политический контекст!).

И, конечно же, ситуацию вокруг польских кульбитов с уничтожением самостоятельности судебной власти и подчинения ее органам исполнительной власти временно отвели на периферию европейской политики события на Украине. Недаром польские власти так активничают в этом вопросе – одним из немаловажных резонов является их стремление добиться от Евросоюза (и в качестве маленького бонуса – Совета Европы) претензий к своей политической и судебной системе (по сути, вопрос-то о том, кто кого заставит «прогнуться»: брюссельская бюрократия польских политиков или наоборот).

Но подобные «каникулы» не могли продолжаться слишком долго, и 23 ноября 2022 г. Генеральный секретарь Совета Европы Мария Пейчинович-Бурич опубликовала свой доклад[iv] (датированный 9 ноября 2022 г.) о «невыполнении Польшей ряда ключевых постановлений Европейского Суда по правам человека о праве на справедливое судебное разбирательство в Польше, что является частью более широких дебатов о верховенстве права в этой стране».

В докладе отмечается, что установленная и исключительная компетенция Европейского Суда по правам человека в вопросах, касающихся применения и толкования прав, изложенных в Конвенции, была поставлена под сомнение двумя решениями Конституционного суда Польши. Таким образом, обязанность Польского государства гарантировать каждому, кто находится под его юрисдикцией, осуществление права на справедливое судебное разбирательство в рамках независимого и беспристрастного суда, созданного на основании закона, на данном этапе не выполняется в польской правовой системе. Генеральный секретарь выразила «обеспокоенность в связи с увеличением числа аналогичных решений и связанных с ними жалоб, находящихся на рассмотрении Европейского Суда».

В заключении доклада подчеркивается строгое обязательство Польши исполнять постановления ЕСПЧ и отмечается, что выявленные недостатки должны быть рассмотрены Комитетом Министров Совета Европы.

Необходимо отметить, что поляки действовали в течение года разновекторно – правительство Польши вело интенсивные переговоры с Еврокомиссией, подготовив косметические изменения своего законодательства о дисциплинарной палате Верховного суда Польши (являющейся камнем преткновения в этом конфликте и основным предметом критики), уверяя всех, что вот теперь-то проблема-де снята[v]. Однако брюссельские чиновники «дожимают» польских политиканов из правящей правоконсервативной партии Я. Качиньского «Право и справедливость»[vi] (PiS), которая, по мнению британских аналитиков, увязла в конфликте с Евросоюзом и упустила шанс эффективно занять место Великобритании в ЕС после Брексита[vii].

Остается рассмотреть, в какой степени доклад Бурич повлияет на работу Комитета Министров СЕ, которому генсек сделал пас (теперь «вы, господа из правительств европейских стран, в КМСЕ заседаете, там и разбирайтесь с поляками, берите на себя ответственность за ситуацию»), который в декабре его рассмотрит в ходе очередного заседания в формате DH (то есть по надзору за исполнением решений Европейского Суда по правам человека в соответствии со статьей 46 Конвенции).

Целый ряд постановлений по жалобам польских судей уже включены в повестку дня этого заседания («Компания ‘‘Xero Flor w Polsce sp. z o.o.’’ против Польши»[viii], группа дел «Речкович против Польши» (Reczkowicz v. Poland[ix]), «Брода и Бояра против Польши» (Broda and Bojara v. Poland)[x]), и доклад Бурич неизбежно «подольет масла в огонь», как и представления целого ряда польских НКО, направленные в КМСЕ в порядке правила 9 регламента работы этого органа по контролю за выполнением актов ЕСПЧ.

Кстати, ранее Польша уже оплатила солидный счет за невыполнение временного распоряжения о приостановке добычи на шахте Туров[xi], вынесенного судом Европейского союза и усиливавшего градус конфликта польских властей с европейскими судебными органами. В этом случае общая сумма составила 127 млн евро, по полмиллиона за каждый день за период с 20 октября 2021 г. по 31 мая 2022 г. Счетчик перестал тикать после того, как Польша достигла соглашения с Чехией о функционировании шахты, а Прага отозвала свою жалобу в Суде ЕС. Один раз поляки уже «прогнулись», и теперь в фокусе новый поворотный момент этой юридическо-политической саги.

Главный редактор журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека»
Юрий Берестнев

Ссылка для цитирования статьи

Берестнев Ю.Ю. Скромная смелость генсека СЕ // Бюллетень Европейского Суда по правам человека. 2022. № 12. С. 142–144.

Приобрести декабрьский выпуск журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» за 2022 год можно на нашем сайте https://clck.ru/338Tbp



[i] https://rm.coe.int/rau-mfa-poland-sg-article-52-constitutional- court-07-12-2021/1680a4cd03

[ii]https://trybunal.gov.pl/en/hearings/judgments/art/11709-art-6-ust-1-zd-1-konwencji-o-ochronie-praw-czlowieka-i-podstawowych-wolnosci-w-zakresie-w-jakim-pojeciem-sad-obejmuje-trybunal-konstytucyjny

[iii] Напомним, что Суд Европейского союза опубликовал решение (см. https://curia.europa.eu/juris/liste.jsf?lgrec=fr&td=%3BALL&language=en&num=C-204/21&jur=C), обязавшее польское правительство выплачивать штраф «из-за отказа приостановить действие национального законодательства, которое, в частности, относится к юрисдикции дисциплинарной палаты Верховного суда». Польше предписывалось выплачивать Европейской комиссии ежедневный штраф в размере 1 млн евро. Польские власти, разумеется, пытались игнорировать этот штраф, но Еврокомиссия включила новый механизм воздействия, заморозив несколько десятков миллиардов евро субсидий, предназначавшихся Польше, а это уже серьезно.

[iv] https://rm.coe.int/report-by-the-secretary-general-under-article-52-of-the-european-convention/1680a8eb59

[v] Польское правительство согласовало с Брюсселем ряд условий, соблюдение которых могло бы разблокировать выплаты. Но Варшава свои же «условия» выполнила так, что ее оппоненты посчитали это фарсом: упразднение дисциплинарной палаты судей (краеугольный камень спора) в итоге вылилось в создание подобного же ведомства только с другим названием: дисциплинарную палату просто переименовывают в «палату профессиональной ответственности».

[vi] Объем заблокированных Брюсселем средств превысил 100 млрд. евро: см. https://kresy.pl/wydarzenia/rz-nie-tylko-kpo-polska-straci-unijne-srodki-z-kolejnych-programow. Польшу продолжают также штрафовать на 1 млн евро в день за несоблюдение прошлогоднего постановления Суда ЕС, касающегося дисциплинарной палаты Верховного суда Польши. Эти штрафы взимались с 3 ноября 2021 г. и к концу сентября 2022 года составляют более 329 млн евро. Польша их не платит, а начиная с апреля Еврокомиссия ежемесячно перечисляет их из замороженных фондов, предназначенных для Польши (см. https://www.rp.pl/sady-i-trybunaly/art37130771-polska-nie-zaskarza-kar-za-izbe-dyscyplinara-w-grze-jest-ponad-300-milionow-euro).

[vii] https://www.theguardian.com/commentisfree/2022/nov/13/poland-russia-defeat-ukraine-western-europe

[viii] Данное дело касается нарушения «права на суд» в связи с участием в составе коллегии Конституционного Суда, которая отклонила конституционную жалобу компании-заявителя, судьи М.М., избрание которого Сеймом сопровождалось серьезными нарушениями; а также нарушения права на справедливое судебное разбирательство в связи с нерассмотрением судами Польши в надлежащем порядке ходатайства о передаче в Конституционный Суд вопроса о конституционности подзаконных актов.

[ix] В данном деле Европейский Суд по правам человека постановил, что адвокат-заявитель Иоанна Решкович, дело которой было рассмотрено Дисциплинарной палатой Верховного суда Польши, не получила справедливого судебного разбирательства в «суде, созданном на основании закона». Подобных постановлений ЕСПЧ, а также еще не рассмотренных жалоб против Польши – несколько десятков.

[x] Дело касалось отсутствие возможности обжаловать решения министра юстиции, которым он досрочно прекратил полномочия заместителей председателя одного из районных судов в Польше.

[xi] Сама тяжба была разрешена мировым соглашением с Чешской Республикой, на которое полякам пришлось пойти и которое было утверждено постановлением Суда Европейского союза от 4 февраля 2022 г. (дело C-121/21), однако штраф за неисполнение решения Суда, пока оно было в силе, оставался задолженностью польских властей.



Возврат к списку