Постановления Европейского Суда по правам человека в отношении Российской Федерации 1 декабря 2020 г.

1 декабря 2020 г. Европейский Суд по правам человека вынес восемь постановлений по жалобам в отношении Российской Федерации. Знакомим вас с их кратким описанием. 

Дело «Беркман против Российской Федерации» (Berkman v. Russia) (жалоба № 46712/15) касалось утверждений заявительницы о том, что власти Российской Федерации не облегчили доступ к митингу ЛГБТ и не обеспечили защиту ей и другим участникам от агрессивных противников этого движения. 

12 октября 2013 г. Заявительница, Елена Владимировна Беркман 1992 года рождения, проживающая в г. Санкт-Петербурге, в составе небольшой группы активистов ЛГБТ-сообщества пришли на Марсово Поле (большая площадь в Санкт-Петербурге) для участия в митинге по случаю Международного дня каминг-аута. Организаторы заранее предупреждали власти о предстоящем событии и просили об усиленной охране мероприятия в связи с возможными столкновениями с противниками ЛГБТ-сообщества. Однако, по словам заявительницы, когда она пришла, площадь была заблокирована более чем сотней агрессивных противников митинга, одетых в национальные костюмы и вооруженных кнутами. Они окружили участников и начали их толкать, избивать и издеваться над ними. В это время сотрудники полиции стояли в стороне и не реагировали, несмотря на призывы демонстрантов о помощи. Сотрудники полиции вмешались, только когда столкновения между двумя группами достигли критической точки, причем задержаны были только представители ЛГБТ-сообщества. Власти Российской Федерации представили информацию о том, что было задержано около 90 человек в связи с их противоправным поведением. В частности, заявительница была задержана около 13.55, доставлена в центральное отделение полиции и ей было предъявлено обвинение в мелком хулиганстве за использование нецензурных выражений в общественном месте. Ее отпустили около 18.30. Суды Российской Федерации последовательно отклоняли обвинения против нее и других участников в связи с недостатком доказательств. Гражданский иск заявительницы в связи с незаконным задержанием и содержанием в полицейском участке был отклонен. Судами было установлено, что ее задержание было законным, тогда как ее другое утверждение относительно того, что власти не обеспечили личную безопасность участников митинга, было признано недостаточно обоснованным.

На основании статей 5, 11 и 14 Европейской конвенции по правам человека заявительница жаловалась, что ее задержание и последующее содержание под стражей были незаконнымы и что власти не обеспечили условий, при которых общественное мероприятие прошло бы мирно. 

1 декабря 2020 года Палата Европейского Суда единогласно постановила, что имели место:

– нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции;

– нарушение позитивных обязательств властей государства-ответчика в соответствии со статьей 11 Конвенции, понимаемой отдельно и во взаимосвязи со статей 14 Конвенции;

– нарушение обязательств властей государства-ответчика воздерживаться от действий в соответствии со статьей 11 Конвенции;

а также что отсутствовало нарушение статьи 14 Конвенции во взаимосвязи со статьей 11 Конвенции. Кроме того, власти Российской Федерации обязаны выплатить заявительнице 10 000 евро в качестве компенсации морального вреда. 

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Дело «Данилов против Российской Федерации» (Danilov v. Russia) (жалоба № 88/05) касалось жалобы заявителя на предъявленное ему обвинение в государственной измене за разглашение государственной тайны, связанной с космическими исследованиями.

Заявитель по делу – Валентин Владимирович Данилов, гражданин Российской Федерации 1948 года рождения, проживающий в г. Новосибирске. Заявитель является известным физиком и в рассматриваемый период времени занимал должность руководителя Центра теплофизики Красноярского государственного технического университета. В 2000 году Федеральной службой безопасности было начато расследование в отношении заявителя, в результате которого ему было предъявлено обвинение в государственной измене. Он был обвинен в разглашении государственной тайны во время сотрудничества с китайскими учеными. В четырех уголовных делах против заявителя им последовательно отрицалось, что данная информация представляет собой государственную тайну. В четвертом деле в 2004 году он был признан виновным Красноярским краевым судом в заседании с участием присяжных. Заявитель подал апелляцию, оспаривая, в частности, качество и выводы экспертиз, невозможность оспорить результаты экспертиз в суде, беспристрастность присяжных и судьи в ходе слушаний. Заявитель также оспаривал объективность судьи, председательствовавшего на слушаниях. Верховный Суд Российской Федерации отклонил его жалобу и оставил приговор в силе, сократив срок тюремного заключения до 13 лет. 

На основании статей 6, 7 и 10 Конвенции заявитель жаловался, что судья и присяжные во время рассмотрения его уголовного дела предвзято к нему относились, что суд не был справедливым и что его действия не являются государственной изменой, поскольку указанная информация доступна в открытых источниках.

1 декабря 2020 года Палата Европейского Суда единогласно постановила, что власти государства-ответчика не исполнили своих обязательств в соответствии со статьей 38 Конвенции, а также что имело место нарушение пункта 1 и подпункта «d» пункта 3 статьи 6 Конвенции. Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 21 100 евро в качестве компенсации морального вреда.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Дело «Махмудова против Российской Федерации» (Makhmudova v. Russia) (жалоба № 61984/17) касалось попыток заявительницы добиться исполнения постановления на возвращение ей двух ее детей. Заявительница А. Махмудова, 1987 года рождения, является гражданкой Эстонии, проживающей в поселке Хаабнеэме (Эстония). В период с 2010 по 2014 год заявительница была замужем за гражданином Российской Федерации А. У детей, рожденных в браке, имеется как эстонское, так и российское гражданство, и они проводили одинаковое время в России и Эстонии. В 2016 году А. забрал детей без согласия заявительницы и вывез их из Эстонии в Дагестан. 9 февраля 2016 г. с целью возвращения детей заявительницей был подан иск в Эстонии на основании Гаагской конвенции о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей от 1980 года. 5 июля 2016 года заявительница развелась с А., а место жительства детей было определено с матерью. 20 января 2017 года суды Российской Федерации постановили вернуть детей матери и сдать их паспорта. Однако вступившее в силу постановление исполнено не было. В период с 2017 по 2019 год заявительницей предприняты многократные попытки довести исполнительное производство до конца, однако ни одна из них не увенчалась успехом.

На основании статьи 8 Конвенции заявительница жаловалась, что власти Российской Федерации не исполняют постановление о возвращении ей детей, что нарушает ее права. 

1 декабря 2020 года Палата Европейского Суда единогласно постановила, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции, а также что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявительнице 12 500 евро в качестве компенсации морального вреда и 4 000 евро в качестве возмещения судебных расходов.

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Дело «Евгений Дмитриев против Российской Федерации» (Yevgeniy Dmitriyev v. Russia) (жалоба № 17840/06) касалось жалобы заявителя на шум и иные последствия расположения отделения милиции под его квартирой. Заявитель утверждал, что указанный шум и прочее в течение более 13 лет нарушали его право на уважение частной жизни и жилища, закрепленное в статье 8 Конвенции. 

Заявитель – Е.Б. Дмитриев – гражданин Российской Федерации 1956 года рождения, проживающий в г. Костомукше. В период с февраля 1995 года по май 2008 года заявитель проживал со своей семьей в многоквартирном доме, на первом этаже которого было расположено отделение милиции и изолятор временного содержания. Заявитель подавал многочисленные жалобы, в том числе коллективные, с требованием перенести отделение милиции. В сентябре 2000 года суд признал нарушение права заявителя на «спокойный отдых» и постановил, чтобы власти в течение года нашли решение вопроса. Жалоба заявителя на компенсацию морального вреда была отклонена, а постановление суда в конечном счете так и не исполнено. Жалобы заявителя на неисполнение вступившего в силу судебного решения последовательно отклонялись вплоть до 2006 года. Также в 2006 году управлением Роспотребнадзора была проведена проверка и сделан вывод о нарушении санитарных норм и правил. В итоге заявитель решил продать квартиру и в начале мая 2008 года переехал. Тем временем в 2007 году был одобрен бюджет на строительство нового отделения милиции, однако информации о реализации проекта по его переносу в Европейский Суд представлено не было. 

1 декабря 2020 г. Палата Европейского Суда единогласно постановила, что имело место нарушение статьи 8 Конвенции и что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального вреда. 

В соответствии со статьями 43 и 44 Европейской Конвенции по правам человека данное решение Палаты не является окончательным. В течение трех месяцев с момента его вынесения любая из сторон может подать ходатайство о пересмотре дела в Большой Палате Европейского Суда.

Дело «Юсупов против Российской Федерации» (Yusupov v. Russia) (жалоба № 30227/18) касалось вопроса о том, являлась ли депортация заявителя в Узбекистан и обращение с ним со стороны сотрудников, осуществлявших депортацию, нарушением статьи 3 Конвенции, а также являлось ли неисполнение властями Российской Федерации указания Европейского Суда о применении обеспечительных мер нарушением права заявителя на подачу индивидуальной жалобы в соответствии со статьей 34 Конвенции. 

Заявитель по делу – Ойбек Акрамович Юсупов, гражданин Узбекистана 1984 года рождения. В марте–апреле 2018 года он получил уведомление от МВД России и Минюста России о том, что его пребывание на территории Российской Федерации признано нежелательным. Заявитель вместе со своим адвокатом пытались оспорить данное решение в судах, однако не добились успеха. В июле 2018 года заявитель получил уведомление от ФСБ России о том, что ему запрещено въезжать в Российскую Федерацию до 2037 года. В то же время в июне 2018 года заявитель подал ходатайство о предоставлении ему статуса беженца в Российской Федерации, а юристы заявителя подали пять ходатайств в Европейский Суд о применении обеспечительных мер на основании правила 39 Регламента Европейского Суда. 6 июля 2018 г. в 8:00 утра Европейский Суд удовлетворил ходатайство юристов заявителя о применении обеспечительных мер и указал властям Российской Федерации не высылать заявителя в Узбекистан до 17 июля 2018 г. Кроме того, Европейский Суд запросил дополнительную информацию от властей Российской Федерации.

Позже юристы заявителя узнали, что он был депортирован в Узбекистан 6 июля 2018 г. При этом, по утверждениям заявителя, во время депортации сотрудники жестоко с ним обращались. 

1 декабря 2020 года Комитет Европейского Суда единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции во время депортации заявителя в Узбекистан и нарушение процессуального аспекта статьи 3 Конвенции в связи с отсутствием расследования по факту жестокого обращения. Кроме того, Европейский Суд пришел к выводу, что власти Российской Федерации нарушили обеспечительные меры, указанные Европейским Судом в соответствии с правилом 39 Регламента и, таким образом, не исполнили своих обязательств в соответствии со статьей 34 Конвенции. Кроме того, Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 5 400 евро в качестве компенсации судебных расходов. 

Данное постановление Комитета Европейского Суда является окончательным и вступило в силу в день оглашения.

Дело «Иванов против Российской Федерации» (Ivanov v. Russia) (жалоба № 16310/08) касалось жестокого обращения с заявителем во время его пребывания в отделении милиции без составления протокола и отсутствия эффективного расследования по его жалобам.

В июле 2005 года заявитель и его приятель были задержаны по подозрению в совершении грабежа. Они были доставлены в отделение милиции, где, по словам заявителя, с ним жестоко обращались. По результатам медицинского освидетельствования у заявителя были обнаружены синяки и травмы. 

1 декабря 2020 года Комитет Европейского Суд единогласно постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции и статьи 3 Конвенции, а также что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда.

Данное постановление Комитета Европейского Суда является окончательным и вступило в силу в день оглашения.

Дело «Бурлаков против Российской Федерации» (Burlakov v. Russia) (жалоба № 50495/07) касалось жалоб заявителя на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции и отсутствие эффективного расследования по его жалобам. В апреле 2007 года сотрудники ФСКН по Белгородской области провели проверочную закупку марихуаны у заявителя. После этого он был доставлен в отделение милиции, где, по его словам, его избили и заставили дать признательные показания. По результатам медицинского освидетельствования у заявителя были выявлены «точечные» кровоизлияния в глазных яблоках и субконъюнктивальные кровоизлияния в обоих глазах, урологом был диагностирован ушиб правой почки и травма поясничной области, а офтальмолог также установил наличие субконъюнктивальные кровоизлияния в обоих глазах. Заявителем были поданы иски против сотрудников милиции, проводивших задержание и допрос, однако прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела. 

1 декабря 2020 года Комитет Европейского Суда единогласно постановил, что имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции и статьи 3 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах, а также что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 900 евро в качестве возмещения судебных расходов.

Данное постановление Комитета Европейского Суда является окончательным и вступило в силу в день оглашения.

Дело «Козлов против Российской Федерации» (Kozlov v. Russia) (жалоба № 56552/09) касалось жалоб заявителя на жестокое обращение со стороны сотрудников милиции и отсутствие эффективного расследования по его жалобам. В феврале 2004 года заявитель был задержан и доставлен в отделение милиции, где от него под пытками требовали признаться в совершении убийства. Заявитель отрицал, что совершал какое-либо преступление. По результатам судебно-медицинского освидетельствования экспертом установлено наличие у заявителя многочисленных травм. Несмотря на многочисленные попытки возбудить уголовное дело по факту избиения заявителя сотрудниками милиции, в итоге прокуратурой было отказано в возбуждении уголовного дела и расследование было прекращено.

1 декабря 2020 года Комитет Европейского Суда единогласно постановил, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции в ее материальном и процессуальном аспектах и что власти Российской Федерации обязаны выплатить заявителю 30 000 евро в качестве компенсации морального вреда и 481 евро в качестве компенсации судебных расходов.

Данное постановление Комитета Европейского Суда является окончательным и вступило в силу в день оглашения.




Возврат к списку