Жалобы на дискриминационные запреты проведения публичных мероприятий

Дело «Алексеев и другие против Российской Федерации» (Alekseyev and Others v. Russia) 27 ноября 2018 г., жалоба № 14988/09 и 50 других жалоб.

В рамках одного постановления Европейский Суд рассмотрел 51 аналогичную жалобу на дискриминационные запреты проведения публичных мероприятий в защиту прав ЛГБТ (право на свободу мирных собраний, право на средство правовой защиты и запрет дискриминации – статьи 11, 13 и 14 Конвенции).

Приемлемость жалоб: средства правовой защиты и шестимесячный срок в делах о запрете публичных мероприятий

Все рассмотренные жалобы были поданы в Суд в 2009–2015 годах. Исчерпание средств правовой защиты, т.е. формальное обжалование отказов органов исполнительной власти в согласовании проведения мероприятий, осуществлялось заявителями в порядке, предусмотренном главой 25 Гражданского процессуального кодекса (с 8 марта 2015 г. замененной Кодексом административного судопроизводства). Суд напомнил, что еще в 2010 году при рассмотрении первой жалобы Алексеева (см. Постановление Европейского Суда по делу «Алексеев против Российской Федерации» (Alekseyev v. Russia) от 21 октября 2010 г., жалобы №№ 4916/07, 25924/08 и 14599/09 // Бюллетень Европейского Суда по правам человека, 2011, № 11) он признал производство в рамках главы 25 ГПК РФ неэффективным средством правовой защиты по делам о запрете публичных мероприятий (в частности, в связи с отсутствием нормы, обязывающей суды рассмотреть иск до даты планируемого мероприятия – недостаток, в дальнейшем исправленный в КАС РФ). В дальнейшем, в деле «Лашманкин и другие против Российской Федерации» (Lashmankin and Others v. Russia) от 7 февраля 2017 г., жалоба № 57818/09 и 14 других жалоб // Российская хроника Европейского Суда. 2018. № 1) Суд подтвердил, что проверка законности и обоснованности отказов властей в согласовании мероприятия post factum (после заявленной даты мероприятия) не может считаться эффективным средством правовой защиты по смыслу Конвенции.

Европейский Суд подчеркнул, что использование неэффективного средства правовой защиты не учитывается им для определения «окончательного внутригосударственного решения», от которого отсчитывается шестимесячный срок для подачи жалобы (пункт 1 статьи 35 Конвенции). Заявители в большинстве рассмотренных дел обжаловали отказы властей в порядке главы 25 ГПК уже после дат планируемых мероприятий (что a priori исключило эффективность внутригосударственных разбирательств). Суд отметил, что жалобы на нарушение Конвенции следовало подать в пределах шести месяцев от даты отказа органов исполнительной власти согласовать мероприятие. В связи с этим значительная часть жалоб была признана неприемлемой в связи с пропуском заявителями шестимесячного срока.

По оставшимся жалобам Суд установил нарушение статей 11, 13 и 14 Конвенции. 

Суд не присудил заявителям компенсации морального или материального вреда, отметив, что жалобы носили повторяющийся, однотипный характер и касались одной и той же проблемы (большинство из них было подано одними и теми же заявителями), в связи с чем наилучшим образом, по мнению Суда, права заявителей могут быть восстановлены путем выработки и эффективной реализации мер по исполнению первого постановления по делу Алексеева, касавшегося той же самой проблемы.

С совпадающим мнением выступил судья Дедов, избранный от Российской Федерации. Особое мнение было выражено судьей Келлер, избранной от Швейцарии, не согласившейся с большинством судей в части, касавшейся компенсации морального вреда.



Возврат к списку