Бездействие заявителя привело к разрыву родительских связей

2 марта 2021 года Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Шишков против Российской Федерации», жалоба № 78754/13.

Дело касалось отказа властей вернуть дочь заявителя на его попечение. Мать девочки была лишена родительских прав, и ребенка передали на попечение в приемную семью без уведомления или согласия заявителя.

Ссылаясь на статью 8 Конвенции, заявитель жаловался на отказ вернуть дочь на его попечение. Заявитель также жаловался, ссылаясь на статьи 6 и 13 Конвенции, на безуспешный исход судебного разбирательства по его иску о передаче дочери на его попечение.

В 2007 г. у заявителя родился сын, а в 2008 году – дочь. В их свидетельствах о рождении была указана фамилия матери, в записи об отце стоял прочерк, однако отчество детей отражало имя заявителя. Как позднее заявитель сообщил российским властям, мать детей хотела, чтобы ее записали матерью-одиночкой для получения социальных пособий.

В 2009 году отношения заявителя и матери его детей прекратились, после чего заявитель не поддерживал регулярных контактов с ней и детьми. В 2011 году женщину лишили родительских прав из-за алкогольной зависимости, однако она скрыла этот факт от заявителя. Дети были переданы в разные детские дома. В январе 2012 году дочь заявителя передали на попечение в приемную семью, а сын остался в детском доме.

В 2012 году заявитель обратился в районный суд с ходатайством о признании его отцовства в отношении детей в законном порядке, а также о передаче детей на его попечение и присвоении им его фамилии. После прохождения ДНК-теста и получения положительного результата Орловский городской ЗАГС выдал детям новые свидетельства о рождении, в которых заявитель был указан как их отец.

В случае с сыном заявителя суды не оспаривали способности заявителя воспитывать его и постановили, что передача ребенка отцу будет в интересах мальчика. В сентябре 2012 года сына вернули под опеку заявителя. Однако в отношении дочери заявителя суды пришли к выводу, что, между девочкой и ее приемными родителями установилась глубокая взаимная привязанность и приемная семья была единственной, которую она знала, что отец не прикладывал должных усилий по воссоединению с дочерью и что условия проживания у отца не соответствовали необходимым требованиям, разлука девочки с приемными родителями стала бы для нее чрезвычайно стрессовой ситуацией и могла серьезно травмировать её. В результате девочка осталась в приемной семье, с возможностью свиданий с отцом и другими родственниками.

Суд единогласно постановил, что власти Российской Федерации не нарушили положения статьи 8 Конвенции. Жалобы заявителя на нарушения положений статей 6 и 13 Конвенции отклонены.

Изображение StockSnap с сайта Pixabay 



Возврат к списку