Главный редактор журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» Юрий Берестнев об ответственности адвокатов

В последнее время Европейский Суд в нескольких своих решениях (в частности, «Павлов против Российской Федерации» и «Большаков и Гилани против Российской Федерации») затронул важную проблему ответственности представителей заявителей и в первую очередь – профессионалов-адвокатов, за ненадлежащее, недобросовестное ведение дела в страсбургском процессе. В соответствии с Регламентом Суда представитель заявителя прямо отвечает за направление в Суд заведомо недостоверной информации. Последствием таких действий могут явиться как санкции в отношении этого лица – например, отстранение от участия в деле, так и признание самой жалобы неприемлемой. Именно таковы были последствия недобросовестных действий петербургского адвоката Ольги Арко (Стасюк) в упомянутых делах. И здесь возникает вопрос об ответственности представителя уже перед своим доверителем. Какова же будет реакция адвокатского сообщества на такую «деятельность» своей коллеги?

В 2018 году аналогичный случай произошел с украинским адвокатом Наталией Целовальниченко. Европейский Суд «навсегда» запретил ей представлять или иным образом помогать заявителям как в уже рассматриваемых Судом делах, так и в рамках будущих жалоб из-за ее мошеннического поведения и злоупотреблений. В частности, в ряде жалоб, она представила в Суд документы, которые, по мнению Суда, имели явные признаки подделки, в других же делах она подавала жалобы от имени умерших заявителей, не сообщая Суду об их смерти. Однако в отличие от российских дел Суд из-за «опасений того, чтобы не нанести им ущерб заявителям» и чьи дела уже находились на рассмотрении, решил проинформировать всех этих заявителей о данном решении, направив им соответствующие письма, предложив назначить вместо нее нового представителя. Суд также обратился к украинским СМИ за помощью в информировании общественности об этом решении.

В аналогичных же российских делах Суд «наказал» заявителей (или их наследников) признанием жалоб неприемлемыми, не применив никаких персональных санкций к адвокату О. Арко. Краткие пояснения в тексте решения Суда по делу «Большаков и Гилани против Российской Федерации» со ссылками на итальянские и португальские дела никак не объясняют, на основании каких критериев Суд принимает решение в сходных случаях (когда злоупотребление правом или фальсификация материалов осуществлялась не самим заявителем, а его представителем и не имеется никаких доказательств, что заявитель был в этом злоупотреблении как-либо замешан): почему в делах, которые вела адвокат Н. Целовальниченко, заявителям дают возможность заменить недобросовестного представителя, а в других случаях заявителей просто «наказывают», объявляя их жалобу неприемлемой. И если в 2014 году для мэтра Марра в итальянском деле и адвоката Ж. Феррейра Алвеша в португальском деле не последовало никаких санкций, возможно потому что еще «не было такой практики», то к моменту принятия решения о неприемлемости в упомянутых российских делах уже имелся «прецедент Целовальниченко»! В общем, практика Суда по этому вопросу пока неустойчива и противоречива. А адвокатскому сообществу необходимо твердо и принципиально реагировать на подобные казусы.



Возврат к списку