От главного редактора журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека»

В последнее время внимание СМИ, в том числе таких авторитетных как «Коммерсант», привлекают сюжеты важные, но излагаемые в однобоком или крайне избирательном духе, что приводит к искажению понимания ситуации.

Примером такой ситуации может послужить информация о рассмотрении 7-9 июня с.г. в Комитете Министров Совета Европы хода исполнения Постановления ЕСПЧ по межгосударственному делу «Грузия против России» (I): газета «Коммерсант» публикует 11.06.2021 статью «Тбилиси ждет от Москвы компенсации».

Оставим в стороне тот факт, что журналисты используют юридическую терминологию «как Бог на душу пошлет» («заявление» КМСЕ вместо «Решения» («Decisions» – совершенно другой вид или, если угодно, жанр документа); «приговор» ЕСПЧ вместо «Постановление» (ну уж точно это не суд, выносящий приговоры…); «индивидуальные иски» вместо «индивидуальные жалобы» (хотя никаких исков в страсбургской системе не существует и в помине) и т.п.). Это в общем-то не более чем основание для снижения доверия к публикуемой информации у образованной, компетентной и профессиональной читательской аудитории. Но есть и другие более важные вопросы – все комментарии взяты исключительно у грузинской стороны, изложение позиции российской стороны сведено к пересказу давнишних релизов Минюста и постпреда РФ при Совете Европы, не имеющих прямого отношения к описываемому июньскому заседанию КМСЕ. Возможно, не получается взять комментарий у органов власти, так прямо укажите это и спросите российских экспертов, они не хуже грузинских разъяснят нюансы проблемы.

Теперь по существу вопроса. Приводимые в публикациях утверждения грузинской стороны – не более чем спекуляция. Власти Российской Федерации неоднократно письменно подтверждали свою готовность и стремление выполнить постановление ЕСПЧ о выплате компенсации. Но! Они указывали, что в принятом Европейским Судом весьма юридически невнятном тексте постановления содержится ряд важных ТЕХНИЧЕСКИХ проблем, имеющих именно юридическое измерение. В частности, неясно, кому из пострадавших по мнению ЕСПЧ грузинских граждан какая именно сумма компенсации причитается, а также отсутствует выверенный список самих этих физических лиц. Власти не готовы были перечислить значительную сумму правительству Грузии, чтобы оно по своему усмотрению ею распоряжалось. После долгих переговоров с Комитетом Министров СЕ последним было признано наличие проблемы и предложено его решение – перечисление компенсации на эскроу-счет Совета Европы и последующее распределение средств под его контролем. Российские власти согласились с таким подходом, но совершенно обоснованно настаивают, чтобы в соответствующем трехстороннем меморандуме, который Комитетом Министров СЕ предлагается подписать властям обоих государств и самому Совету Европы, было четко урегулированы все юридические моменты – а также кроме вышеупомянутых и ряд технических вопросов – расходы на банковское обслуживание эскроу-счетов, комиссионные банков на дополнительные перечисления денег и т.п.

Переговоры по всем этим аспектам продолжаются, большую часть вопросов не могут пока снять сами власти Грузии, а также крайне медленно ведет себя секретариат КМСЕ по вопросам банковского сопровождения договоренностей (не забывая «подгонять» российские власти в проектах соответствующих резолюций и решений КМСЕ). Кстати, подтверждением того, что проблема с исполнением не на стороне России – является тот факт, что по десятку индивидуальных жалоб грузинских граждан соответствующие компенсации выплачены еще в прошлом году. А вот мнение «правозащитницы Тевдорадзе» о том, что Россия «не будет выполнять вердикт ЕСПЧ» - не более чем политическая спекуляция. Если только грузинские власти перестанут саботировать интересы своих граждан и представят, наконец, список тех, чьи интересы они так защищают, с пояснением размера предполагаемого индивидуального возмещения.

Что же касается даты 6 сентября, к которой КМСЕ, по сообщению «Коммерсанта» «ультимативно» потребовал выплатить грузинским гражданам компенсации, то, как говорится, «есть нюансы».

Во-первых, Решение КМСЕ, говорит о «важности того, чтобы российские власти, а также власти Грузии, быстро продвигались вперед для завершения консультаций, чтобы позволить подписать Меморандум о взаимопонимании». Во-вторых, к 6 сентября предлагается или заплатить грузинскому правительству (что противоречит позиции самого же КМСЕ, согласившегося, что постановление Суда требует для его исполнения нестандартных мер – заключения меморандума) или подписать упомянутый меморандум. Ну, уж если все необходимые детали текста будут согласованы при наличии конструктивного подхода всех сторон, то, очевидно, что и подпишут. А, в-третьих, ультиматумы – это не инструмент политики КМСЕ, не нужно придумывать, того, чего нет. Лучше бы рассказали про то, как с середины 2014 года турецкое правительство не выплачивает 90 млн. евро правительству Кипра (для аналогичного «распределения» между кипрскими гражданами) и почему никаких «ультиматумов» туркам КМСЕ не выдвигает. Хотя в отличие от российско-грузинского дела турецкие власти не ведут никакого конкретного диалога по выплатам этой суммы.

Кстати, может, наконец, судейский активизм ЕСПЧ несколько развернется в другую сторону и реализуется в том, чтобы выработать юридически корректные и не допускающие волюнтаристского применения нормы для формулирования порядка выплат справедливых компенсаций в межгосударственных делах. Турецкого и российского кейсов вполне себе уже достаточно, чтобы посмотреть с высоты своего Олимпа более критично на качество и исполнимость своих собственных постановлений.



Возврат к списку