От главного редактора журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека»

Уважаемые читатели!

В прошедшем мае в плановом порядке в Гамбурге состоялась министерская сессия Комитета Министров Совета Европы, на которой председательство в этом высшем органе СЕ перешло на следующие шесть месяцев от Германии к Венгрии. Мероприятие в общем-то оказалось вполне себе рутинным, прошло в смешанном, «очно-дистанционном» формате, на повестке дня оказались совершенно проходные вопросы (повестку, кстати, как и полностью очный формат в последний момент поменяли, убрав из нее все предполагавшиеся дискуссии – ну, какие уж у министров дискуссии, обо всем надо заранее договариваться непублично).

Но на одно выступление стоит тем не менее обратить внимание. Поддержав начавший уже складываться в традицию способ общения с властями государств – членов Организации, Председатель Европейского Суда исландец Роберт Спано выступил с кратким, но емким спичем, в котором озвучил программные подходы, в соответствии с которыми он будет развивать практику работы Суда в ближайшие пару лет (во всяком случае, до истечения своего мандата Председателя).

Ключевым моментом стало следующее: «Успех Суда больше не будет измеряться исключительно общим количеством дел, рассмотренных за определенный период, а скорее по тому, как он рассматривает наиболее важные дела. Случаи, которые важны для заявителей, для отдельных государств-членов, а также в более широком смысле – для европейского правового пространства. У нас был пример этого несколько недель назад, когда было вынесено решение об обязательной вакцинации, которое повлияло на Европу и отразилось на всем мире».

То есть давно обсуждаемое стремление избавиться от «мелких и неинтересных» дел в пользу превращения ЕСПЧ в своего рода «конституционный» общеевропейский суд – официально объявлено, причем не властями, учредившими этот наднациональный орган, а самим судом в лице своего руководителя (который, вообще-то по страсбургской декларируемой парадигме – лишь «первый среди равных»). Что это означает в практическом плане для всех европейских, включая, разумеется, и российских правоприменителей? Только то, что тенденции расширения судейского активизма в работе ЕСПЧ существенно усиливаются.

На этом фоне неизбежно снова начнет возрастать существенно «просевшая» последние годы роль национального судьи ЕСПЧ. В мае российский Президент наконец-то определился со списком кандидатов в судьи от России, список отправлен в Страсбург, и уже скоро мы узнаем результаты голосования в ПАСЕ (если, конечно, не будет неожиданностей в ходе собеседований в комитете Ассамблеи). Все кандидаты – профессионалы, выбор будет сделать депутатам Парламентской Ассамблеи непросто, а мы все только выиграем – любой из тройки прекрасно представит нашу страну и ее правовую систему.

А пока что мы, со своей стороны, представляем вам новый обзор практики Суда за январь 2021 года, новую декларацию Комитета Министров СЕ о необходимости защиты личной жизни и детей в цифровой среде, а также семь постановлений и три решения Европейского Суда по жалобам против Российской Федерации, затрагивающих такие вопросы как ограничение права на свободу выражения мнения, нарушение права на уважение семейной жизни, ненадлежащие условия содержания под стражей, нарушение права собственности, и ряд других.

Следите за нашими публикациями на сайте www.rpspress.ru, в Facebook www.facebook.com/echr.today и нашем телеграм-канале t.me/echrnews

А мы скоро вернемся к вам с июльским номером!

Юрий Берестнев

Вы можете оформить подписку на второе полугодие до 30 июня на сайте наших партнеров https://clck.ru/VoZod

Приобрести июньский номер журнала «Бюллетень Европейского Суда по правам человека» можно на нашем сайте https://clck.ru/VoZtC

 



Возврат к списку