Постановление по делу «Аджигитова и другие против Российской Федерации»

22 июня 2021 года Европейский Суд вынес Постановление по делу «Аджигитова и другие против Российской Федерации», жалобы №№ 40165/07 и 2593/08.

Дело касалось обстоятельств спецоперации, проведенной 4 июня 2005 года в станице Бороздиновской Шелковского района Чечни, населенной преимущественно аварцами, батальоном «Восток» в рамках обнаружения и обезвреживания незаконного вооруженного формирования (НВФ). Днем ранее его члены напали на главу местного органа власти, убили одного из жителей станицы, отца солдата батальона «Восток», ранили сотрудника милиции. В связи с этим батальон блокировал выезд из станицы и, по утверждению заявителей, провел незаконные обыски по домам, запугивая жителей автоматами и применяя силу к сопротивлявшимся с целью узнать местонахождение членов НВФ. Покидая село, военнослужащие подожгли четыре дома, что привело к смерти одного жителя, 11 человек были увезены.

126 заявителей, аварцы по национальности, жаловались, в частности, на жестокое обращение с ними, неэффективность проведенного расследования в этой связи. Они также утверждали, что исчезновение их родственников принесло им душевные страдания и то они не имели эффективных средств правовой защиты в отношении этих жалоб. Заявители также утверждали, что подверглись дискриминации по признаку принадлежности к этнической группе.

В первую очередь, Европейский Суд отметил, что власти Российской Федерации отказались представить часть запрошенных документов, касающихся обстоятельств спецоперации 4 июня 2005 г., сославшись на то, что такое согласие должно было быть дано следственными органами. В этой связи Суд указал, что власти не привели каких-либо аргументов этого отказа. В то же время по аналогичным делам, находящимся на рассмотрении Суда, такие документы предоставлялись. Кроме того, власти могли ходатайствовать о применении пункта 2 Правила 33 Регламента, регулирующего вопрос предоставления документов, однако не сделали этого.

Суд отметил, что доводы государства-ответчика, утверждавшего что 11 увезенных жителей села были впоследствии отпущены, но примкнули к незаконным вооруженным формированиям и поэтому не вернулись домой, неубедительны, поскольку, во-первых, доказательства данной версии были представлены военнослужащими, участвовавшими в данной спецоперации, и, следовательно, заинтересованными в сокрытии предполагаемого насильственного исчезновения. А во-вторых, даже если допустить факт того, что похищенные и впоследствии освобожденные жители села примкнули к НВФ, то сложно объяснить, что в течение последующих 15 лет их никто не видел, в том числе в станице, и о них не было какой-либо информации.

В то же время Суд принимает утверждения властей государства-ответчика, что убийство одного из жителей станицы и поджог домов могли быть совершены представителями НВФ, в связи с чем власти не могут нести ответственность за эти события.

Судом было также отмечено, что уголовное расследование по фактам спецоперации не являлось эффективным средством правовой защиты в отношении исчезновений, произошедших в Чечне в период с 1999 по 2006 год, и что в течение нескольких лет существенных изменений в установлении фактов в отношении пропавших без вести и убитых не было сделано.

Суд установил наличие нарушения статей 3 и 13 Конвенции в связи с отсутствием тщательного расследования дела об исчезновении родственников заявителей и несообщения семьям сведений о пропавших. В частности, действия властей не привели к установлению фактов и разрешению дела. Более пятнадцати лет у заявителей не было достоверных сведений о пропавших родственниках, что приводило к морально-нравственным страданиям, в компенсации которых было отказано.

Суд постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статей 8 и 13 Конвенции в отношении незаконно проведенных следственных действий в рамках спецоперации. В частности, имело место проведение незаконных обысков в ночное время, мужское население деревни было задержано в местной школе и подвергнуто досмотру. Задержанные в школе мужчины находились в положении лицом к земле в течение нескольких часов.

Суд также постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статьи 14 Конвенции в отношении незаконного задержания лиц аварской национальности. Хотя и было установлено, что национальные предрассудки не были причиной спецоперации, в рамках ее проведения, среди задержанных жителей станицы освободили тех, кто являлся чеченцами и русскими, аварцев же держали несколько часов и избивали. Побои сопровождались расистскими комментариями. Властями не был изучен вопрос о наличии национально-этнических мотивов в действиях военнослужащих батальона.

Наконец, Суд постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статей 2, 3, 8, 13 в сочетании со статьей 3 и статьи 14, взятой во взаимосвязи со статьями 3 и 5 Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Заявителям, в отношении которых Суд установил нарушения, власти государства-ответчика обязаны выплатить от 500 до 60 000 евро в порядке компенсации материального ущерба и морального вреда.

Перевод текста Постановления будет опубликован в одном из наших изданий.



Возврат к списку