Разница в праве на отпуск по уходу за ребенком для женщин и мужчин –гендерная дискриминация

6 июля 2021 года Европейский Суд по правам человека вынес Постановление по делу «Груба и другие против Российской Федерации» (Gruba and Others v. Russia), жалобы №№ 66180/09, 30771/11, 50089/11 и 22165/12).

Дело касалось разницы в праве на отпуск по уходу за ребенком для сотрудников правоохранительных органов – мужчин и женщин Заявителям – мужчинам было отказано в предоставлении отпуска по уходу за ребенком на том основании, что такой отпуск мог быть предоставлен только в ситуации, если ребенок остался без попечения матери. Требования заявителей о предоставлении отпуска были отклонены судами государства-ответчика. Трое из заявителей отказались продолжать выполнять свои рабочие обязанности и были уволены. Четвертый заявитель был уволен по состоянию здоровья. Данные решения также были обжалованы, но безрезультатно.

Европейский Суд напомнил, что гендерные стереотипы (женщина – главная по уходу и воспитанию, а мужчина – кормилец) не могут в достаточной степени оправдать различие в обращении между мужчинами и женщинами в отношении их права на отпуск по уходу за ребенком. Что касается аргумента властей государства-ответчика о том, что, став сотрудниками правоохранительных органов, заявители согласились с ограничением своих прав, Суд установил, что их подпись на трудовом контракте не может быть приравнена к отказу от права не подвергаться гендерной дискриминации.

Европейский Суд признал, что поддержание оперативной эффективности правоохранительных органов являлось законной целью, которая могла бы оправдать определенные ограничения прав заявителей. Однако Суд не убежден в том, что исключение права на отпуск по уходу за ребенком являлось неотъемлемым требованием работы в правоохранительных органах.

Важно отметить, что право на отпуск по уходу за ребенком зависит от пола сотрудников правоохранительных органов, а не от их положения в данных структурах, наличия замены или любых других обстоятельств, связанных с эффективной оперативной деятельностью. Действительно, женщины-сотрудницы таких органов имели безоговорочное право на отпуск по уходу за ребенком, и ограничение касалось только мужчин. Однако, отказывая предоставить отпуск по уходу за ребенком каждому из четырех заявителей, власти не смогли сбалансировать законный интерес в обеспечении оперативной эффективности правоохранительных органов с одной стороны, а с другой – право заявителей не подвергаться дискриминации по признаку пола. Более того, двум заявителям было отказано в предоставлении отпуска, несмотря на то что их жены были недостаточно здоровы, чтобы заботиться о своих детях.

Суд также отметил, что, хотя участие прокурора в судебном заседании по жалобе одного из заявителей было законным, однако изложение им позиции вышестоящей инстанции, поддерживавшей требование об увольнении сотрудника, укрепляло позицию стороны защиты и, таким образом, могло повлиять на решение Суда. Следовательно, был нарушен принцип равенства сторон в судопроизводстве.

Европейский Суд постановил, что различие в обращении между сотрудниками правоохранительных органов – женщинами и мужчинами в отношении их права на отпуск по уходу за ребенком не было оправдано. Суд пришел к выводу, что это различие равносильно дискриминации по признаку пола.

Таким образом, власти Российской Федерации нарушили требования статьи 14 Конвенции (защита от дискриминации) во взаимосвязи со статьей 8 Конвенции (право на частную и семейную жизнь) в отношении всех заявителей и требования пункта 1 статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) в отношении одного из заявителей в связи с участием прокурора в судебном заседании.

Суд обязал власти государства-ответчика выплатить заявителям от 1 196 до 7 500 евро в качестве компенсации материального ущерба и морального вреда.

Перевод текста Постановления будет опубликован в одном из наших журналов.



Возврат к списку