Постановление по делу «Ежов и другие против Российской Федерации»

29 июня 2021 г. Европейский Суд вынес Постановление по делу «Ежов и другие против Российской Федерации», жалоба № 22051/05.

Заявители жаловались, что их преследование и осуждение за выражение своего мнения противоречит положениям статьи 10 Конвенции.

Дело касалось участия заявителей в акции протеста против готовившегося в 2004 году принятия федерального закона о монетизации льгот для отдельных категорий граждан. Заявители, члены Национал-большевистской партии (запрещена в Российской Федерации решением Московского городского суда от 19.04.2007 г.) под видом работников аварийных служб проникли в здание Министерства здравоохранения и социального развития, подготовившего законопроект о монетизации льгот, захватили ряд кабинетов, разбрасывали листовки и размахивали флагами НБП из окон здания, пока сотрудники правоохранительных органов не задержали их.

Заявителям было предъявлено обвинение в грубом нарушении общественного порядка, совершенного группой лиц с применением оружия (строительных пистолетов), в связи с чем был выдан ордер на их задержание как лиц, подозреваемых в совершении особо тяжкого преступления, могущих повлиять на ход следствия и скрыться от правосудия. Позднее заявителям было также предъявлено обвинение в умышленной порче имущества. 20 декабря 2004 г. суд признал заявителей виновными в хулиганстве и уничтожении чужого имущества в общественном месте и приговорил каждого к пяти годам лишения свободы и выплате компенсации за нанесенный ущерб.

Заявители, обжалуя данное решение, утверждали, что их акция протеста носила мирный характер, они не прибегали к насилию и не угрожали кому-либо. Кроме того, заявители утверждали, что строительные пистолеты использовались ими исключительно для блокировки дверей в здании министерства, а не для угроз окружающим.

Позднее суд второй инстанции смягчил приговор, приняв во внимание обстоятельства заявителей.

Европейский Суд напомнил, что акции протеста могут являться способом выражения мнения по смыслу положений статьи 10 Конвенции. Более того, отдельные формы протеста (в частности, физическое препятствование охоте, въезд на строительную площадку для недопущения строительства, выкрикивание лозунгов и размахивание транспарантами в учебном заведении как способ выражения несогласия с антидемократическими действиями администрации заведения) были признаны защищаемыми положениями данной статьи. В то же время Суд отметил, что проникновение заявителей в здание министерства нарушило деятельность его сотрудников и привело к повреждению собственности. Таким образом, задержание заявителей и их осуждение преследовало законную цель предотвращения беспорядков и защиты прав других.

Что касается «необходимости в демократическом обществе», то, с одной стороны, принятые властями меры отвечали этому критерию, поскольку заявители грубо нарушили общественный порядок, но, с другой стороны, суды при вынесении решения о мерах пресечения не стремились установить, насколько это было возможно, степень участия в акции и роль и каждого из заявителей, что лишило их возможности оспорить конкретные причины ограничения их свободы выражения мнения и явилось отказом в процессуальной гарантии справедливого судебного разбирательства.

Кроме того, в вину заявителям было поставлено выкрикивание «антиправительственных лозунгов» и разбрасывание листовок с «антиправительственным содержанием». Это дает основания полагать, что суд проявил определенную враждебность по отношению к политическим взглядам заявителей, идущую вразрез с обязанностью властей сохранять нейтралитет в отношении законных политических взглядов и не препятствовать выражению критики политики властей в целом. Суды государства-ответчика вышли за пределы свободы усмотрения в отношении политических высказываний, представлявших общественный интерес в связи с актуальностью и чувствительностью вопроса введения монетизации льгот.

Европейский Суд шестью голосами «за» при одном – «против» постановил, что власти Российской Федерации нарушили требования статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнения). Суд также шестью голосами «за» при одном – «против» постановил, что нет необходимости отдельно рассматривать жалобу заявителей на нарушение положений статьи 11 Конвенции в связи с их осуждением за участие в акции протеста. Суд обязал власти государства-ответчика выплатить каждому из заявителей по 7 500 евро в качестве компенсации морального вреда.

Судья Дедов высказал особое несовпадающее мнение к Постановлению.

Перевод текста Постановления будет опубликован в одном из наших журналов.



Возврат к списку